Зарисовки

[Ситуации из жизни. Описания минимализированы для создания четкой картинки в воображении]

Зарисовка одиннадцатая

Это был обычный ничем не примечательный день. А с утра можно было с легкостью сказать, что день даже совсем не очень, ведь сигнал будильника не смог до конца пробудить его сознания и он опоздал на работу, отложив идею побриться до вечера.
Последнее «приключение» в его жизни кончилось больше полугода назад, и теперь каждый день был немного похож на предыдущий: дом-работа-дом — простая схема. Нет, он не был несчастным, но и счастливым не был. В его жизни хватало маленьких и не очень радостей, но очень не хватало эмоций.
Диалог с Ней был вялотекущим уже на протяжении нескольких дней. Он хотел говорить с Ней, желать спокойной ночи и доброго утра, узнавать, как прошел Ее день и рассказывать про свой. Ему было не все равно, а Ей… он не знал чего хотела Она, не мог Ее понять и иногда склонялся к мысли, что Она и сама-то себя не особо понимает.
Под вечер, когда он зашел в любимое заведение, чтобы поесть, Она в очередной раз ответила в их диалог. Все бы так и закончилось, не приди ему в голову написать простые слова: «Где ты?»
Раньше, еще какой-то год назад, его бы потряхивало перед встречей с Ней, необъяснимое волнение и мандраж тогда сбивали с мысли. Это мешало. Сейчас ему хотелось улыбаться. Не было планов, не было даже мыслей о чем с Ней говорить — это было неважно. Просто возможность провести с Ней еще чуть-чуть времени.
Разговор завязался сам собой, хотя через пару дней не он, не тем более Она не вспомнят, о чем конкретно они говорили. Беседа периодически скатывалась (как впрочем всегда) к их отношениям, но на этот раз все не было так драматично.
Он вдруг подумал, как интересно проходит жизнь. Пять лет назад ему казалось, что они — одно целое. Три года назад Она бы даже на сообщение не ответила, а теперь они сидят за одним столиком и болтают, как настоящие «бывшие». Наверное, это и есть взрасление — он не знал, но ему нравилось.

-О, тут есть пивасик,- улыбнулся он, смотря через стол на компанию мужиков. Пива ему не хотелось. Но наличие алкоголя сильно реабилитировало данное заведение в его глазах.
-Тут и вино есть,- добавила Она.
Потом был небольшой диалог, в котором Она как бы сомневалась стоит ли пить. Но окончательный выбор был очевиден для обоих.
Признаться, он рассчитывал на пару бокалов, но кафе предлагало только бутылку.
Вино было белым и сухим. Они раньше не особо пили сухое вино. Однако ему очень понравилось. Оно было прохладным и вкусным. Действительно вкусным.

Была почти выпита вторая бутылка, когда она вдруг сказала:
-Пойдем отсюда
-Куда?
-Гулять!
И тут он понял, что где-то упустил момент когда она опьянела. Интересно все-таки вино действует на девушек. Это обстоятельство огорчило его немного. Нет, это несомненно обещало что-то очень интересное, но его не покидало чувство, что он пользуется ситуацией, ведь он был куда более трезв, чем она

-Ты ведь не напишешь лекции, которые обещала,- посадив ее на свой рюкзак, он обнял Ее. Она не возражала
-Напишу! Спорим?!
-На что?
-На поцелуй. Если не напишу — поцелую тебя. Завтра
-А сегодня?
-Сегодня я тебя точно поцелую.
Изо всех сил он старался не улыбаться как идиот, но, по-моему, получалось плохо.

Это было почти также, как в его памяти. Ее легкая дрожь, полуприкрытые глаза, в которые ему так хотелось смотреть. В его голове словно взорвалась бомба, разметав остатки мыслей. Он не один раз видел во сне и представлял что-то подобное, но точно не был к этому готов. Ощущение нереальности портило эффект. Он столько раз думал о каком-то похожем моменте, что просто не мог поверить, что это происходит.
Она обещала, что не будет жалеть об этом, говорила, что это несовсем алкоголь, но «это ничего не изменит». Он верил. Да ему собственно было все равно. Сейчас, в эту минуту ничего кроме них не существовало. Он был в абсолютном состоянии покоя и наслаждения. Такое с ним умела делать только Она. Может быть поэтому к ней так и тянуло.

-Напомни мне поцеловать тебя завтра,- сказала Она, когда они шли к такси.
Он ответил немного грустно:
-Ты все равно этого не сделаешь
-Сделаю.
Он только кивнул и улыбнулся. Так хотелось Ей верить, но он знал Ее слишклм давно.

На обратной дороге до дома хотелось бежать и кричать от переполняющих его эмоций.
«Ты — мой наркотик» — строчки из одной более-менее популярной песни. Теперь сквозь весь его «опыт», он мог точно определить, что это за наркотик.
И он знал, что будет обратный эффект. Она снова пропадет и дофамин, который взорвал мозг нереальным своим количеством, пропадет. Временно прекратит выробатываться. Наступит несколько дней тягучей тоски по Ней. Когда хочется к Ней, с Ней. Что угодно. Когда хочется писать стихи и когда так грустно, что не получается.
Это пройдет. И это стоит того

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка десятая

 

«Слова, что грели мое сердце оказались ложью,
Все в жизни может быть…
Нам для других меняться очень сложно,
Нам проще все забыть«
© Дима 'Шизя' Широбоков
 
  Пробуждение было медленным и тяжелым. Слишком мало он спал. Слишком долго пялился в пусть и интересный сериал, слишком много ганжа успел выкурить хоть и хотел попуститься.
  До автобуса катастрофически мало времени. Так мало, что завтрак благополучно уступает утреннему душу и прочим гигиеническим радостям. Да и обилие продуктов в холодильнике не позволяет сделать хоть что-то стоящее.
  Стук в окно известил о прибытии одного очень важного (особенно сейчас человека) — друга с билетом на тот автобус, на который парень кажется уже начинал опаздывать. Еще хапка. Просто чисто с другом и в путь. Благо вещи по одной из немногих хороших привычек были собраны еще вчера.
  Он опаздывал. И это знал точно. Поэтому сильно торопился, пропустив привычное курение на остановке, хоть и очень хотелось попробовать бесвкусного, как всегда в такие моменты табака. Чувство времени было сильно нарушено. Парень не мог сказать как долго он был в пути. Однако это помогало торопиться, то есть делать все максимально быстро и при этом не кипишить. Лишний кипиш обычно только мешал.
  Он не пришел как раз вовремя. Автобус. Такой знакомый автобус, на котором он ездил не меньше десятка раз, уже стоял у платформы. Даже покурить можно было успеть. К табаку, кстати, медленно возвращался вкус, значит отпускает.
  Пару слов для девушки, которая… которая занимала весьма странное место в его жизни. Мимолетное рукопожатие с парнем, которого он видел впервые и вот он уже сидит чуть впереди них двоих и все они мчат вперед. Домой. Или точнее «домой.
  Спать не удавалось, как часто с ним бывает. Музыка, попадающая на рендоме в плеере больше бесила. Приходилось часто переключать. В полудреме он и доехал до города.
  
  Город, его впечатлил. Вепрнул куда-то в детство. Он привык к «большой земле», правда привык. Обжился, остепенился и честно называл домом ту сторону его жизни, но здесь… здесь все было иначе. Что-то родное, забытое, из детства. Правда, справедливости ради стоило сказать, что это чувство быстро пропало, сменившись апатичным ощущением одиночества и тяжелым грузом местами приятной, но в целом давящей на мозг памяти.
  С места в корьер, естественно! Ведь он приехал не домой. Старый друг, весьма легкий обед, а точнее сказать завтрак. Еще пару хапок, очевидный подъем настроения. Двор, улица и все таже компания. Сменился город, сменилось место… не меняются только лица. Пиво, гитара, регги и фристайлы. Все, как всегда.
  И тут пришла она… или Она… я уже не знаю, как правильнее. Конечно же моментально его взгляд был прикован к ней и он сам заставлял себя отворачиваться. Боже! Как он давно ее не видел. И как же она была красива. Девочка его сердца, как ни крути.
  Вся боль, злоба, обида, которую он так старательно собирал по крупицам все эти месяцы вдруг на мгновение куда-то делась и парнем овладело дикое желание прижаться к ней и зашептать: «Я не могу без тебя… не могу…».
  Она обняла его. Только как всех. В качестве приветствия. И ему показалось, что это было чуть быстрее и чуть «формальнее» чем с остальными. Она боялась как будто. Он на короткие секунды уткнулся носом в ее руку и втянул ее запах. Впрочем совершенно зря. Он потратит  потом целый вечер, но так и не вспомнит его, не сохранит в памяти. Как и еще один факт, который внезапно его заинтересовал, но в силу невнимательности он и на него не смог ответить. А так хотелось…
  Он отошел на качелю. Отделился, отгородился от общего веселья, чтобы немного подумать. Было сложно не смотреть на нее. И было сложно смотреть, ведь она была с ним. И это так раздражало парня.
  Было несложно предположить, что в голове зазвучит такой «родной» противный голос. Эта тварь всегда возвращалась в его разум, когда парень становился слабее, когда его можно уязвить. Забавно насколько изменилась суть речей гоблина, не меняя своей сути — было противно и больно:
  -Ты ведь любишь Ее… и ни хера ты не забыл. Любишь ведь!
  -Да! Да! Да, черт возьми… да и еще раз да!
  Бой своему подсознанию был в очерядной раз проигран. При такой логике не возможно было себя обмануть. Все очевидно. Можно рвать в порыве отчаяния какие угодно браслеты, можно решать все изменить, можно даже всерьез желать других девушек, но врать себе к сожалению было нельзя — он любил ее. Уже не так. Уже не хотелось рвать на себе волосы, не било в истерике, но он любил. Было бесконечно жаль чего-то… то ли себя, то ли всей этой ситуации, когда тебя пожирает безответная любовь к человеку, которому она не нужна.
  «Изменись или сдохни!» сказал он сам себе пару месяцев назад. И ему казалось, что все кончено, но нет. Нет. Вот тогда ему и удалось себя обмануть.
  День был закончен с мыслями о ней. Со всем тем богажом знаний и воспоминаний о ней и с ней связанных, которые он казалось забыл уже, но на самом деле бережно хранил в глубине соей бездонной памяти. Так глубоко, чтобы никто их не мог потревожить. Кроме нее, как оказалось.
  Он уснет, только под утро наконец дойдя до дома. А с полки насмешливо будут взирать на него два человека — мужчинна и женщина над надписью «Rasta Love».
Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка девятая

  Небольшая, но крайне аккуратная по своей обстановке и ремогту квартира сейчас переживала не лучшие свои времена по качеству убранности в ней. Но молодому человеку, седящему на диване кажется было плевать  Он был абсолютно расслаблен на свлем троне, среди относительного хаоса.
  Антена,, что служила неплохим передатчиком для отстойного микрофона теперь была прекрасным курительным девайсом. Дым, который сейчас казался очень даже приятным, а его количество из-за малых объемов не вызывало кашель… так вот именно этот дым медленно уносил парня все дальше. Надо сказать, что уносил очень медленно. Каждая антенка шлифовала. Словно подталкивала шаг за шагом к той пропасти, что называлась черной полосой. 
  Черная полоса… она была столь глубока и многогранна, что нельзя было понять, где и когда она начинается. Быть может вчера он был в ее начале, когда в полусонном состоянии лежал рядом с девушкой, которая ушла не осбо далеко в своем вчерашнем эмоцианальном состоянии. А может быть в этой черной полосе парень не был вот уже несколько месяцев. И тогда все было гораздо серьезнее:: не антенка, а целый парашют. Не шелуха, а реальные «домашние» шишки. Не компания приятной, в чем-то манящей его девушки, а только приятная на ощупь ручка холодильника и отдаленные голоса компании рядом. Вот это была черная полоса. И там было хорошо… или плохо… сложно сказать  Это состояние как самый дорогой бриллиант — поверни его не так и все его грани разом отразят свет и тебя ослепит. Ты не сумеешь увидеть истинной красоты этого совершенства. Но в умелых руках такой камень при правильном освещении мог бы засиять всей своей превосходностью. Только этот парень не был таким профессионалом и тогда бесконечно долго скитался в глубинах собственного сознания, моля Джа, чтобы тот наконец указал ему выход. Забавное такое чувство, когда тебе так хорошо, что хочется прекратить  Больше всего это было похоже на самый безумный в жизни секс, когда ты уже не можешь дышшать от желания это прекратить, но одновременно с этим ты отдал бы пол жизни, чтобы это могло продолжаться еще хотя бы мгновение. Вот, что являлось настоящей черной полосой.
  Все эти мысли про состояния, полосы и даже про секс — все они посещали парня  А еще он в очерядной раз отметил насколько бесвкусными стали сигареты. Словно он вдруг перешел на суперлегкие.
  Завтра будет поездка в город, домой. Хрть его там особо никто и не ждет, а она все же была более-менее ожидаемой. Он соскучился по городу и по тем немногим друзьям, что там остались. Он будет дома… скоро, хоть и немного.
  …Парень курил. Курил, сидя в высшей точки своего идеального одиночества. Он был один в своей голове, был один в этой квартире и был один в той части своей личности, что так нетерпела одиночества. Ей было столь важно, чтобы там кто-то был, но там никого не было. Жаль.
  Он не был даволен, не был счастлив. Он просто был сейчас здесь. Один. И это всего лишь факт.

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка восьмая

  Каждая минута бесценна. Вот они, 720 маленьких, но черезвычайно дорогих бриллиантиков, по штуке за каждую минуту моей жизни, что тратится на одну рабочую смену. И ничего больше за 12 часов. Только этот монитор, этот телефон с сигналом звонка уже отвратительным до дрожи и вызывающим спазм уха сигнал второй линии. Это все что у меня есть на 12 часов жизни. И это почти все, что у меня есть вообще.
  И сейчас, когда мне удалось прийти на работу не с «пустыми руками» у меня наконец появилась возможность остаться наедине с собой. Вот я. Сижу здесь, по левую свою руку и сейчас я хочу спросить себя-тебя брат. И неприменно спрошу. Вот только докурю трубку. И я знаю, что ты мне ответишь, ведь нам нет смысла скрывать что-то друг от друга. Ты снова единственный, тот самый единственный человек, которому я могу доверять на 101%. Ты снова один. И это хорошо. Хорошо что можно всецело, по-настоящему, абсолютно доверять только одному человеку.
  -Ты счастлив?
  -Да
  -Но… как?
  -А никак. Просто счастлив. Не вообще, а сейчас. В ту самую минуту когда ты задал свой вопрос я был счастлив. Впрочем, как и сейчас. И буду через минуту.
  И я начинаю рассказывать сам себе о собственной теории счастья. Что можно быть счастливым и будучи в полном дерьме. Просто счастье — это только ломанный график взлетов и падений. Есть пики, которые достигаешь всего раз и рано или поздно все равно опускаешься вниз. Но отрицательного предела никто не знает. Поэтому в каждой точке ты относительно счастлив. Просто есть память в тебе, о том, когда ты был на пике. И кажется, что такого уже никогда не будет. И это возможно правда. Только и сейчас, в данную минуту не так уж все и плохо.
  И я слушаю. Слушаю себя с абсолютным интересом и пристальным вниманием, как положено хорошему собеседнику. А потом я уйду от себя, а я погружусь в сон. Но мне еще столько всего хотелось бы себе рассказать. Я обязательно навещу себя в следующий раз.

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка седьмая (The End?..)

  -И что теперь?
  -Может быть всё?..- неуверенно сказала Она. -Может тебе стоит уйти?..
  -Я не могу…
  -Тогда уйду я…
  -Как знаешь…- он подавился собственными словами. -Я не буду тебе звонить и постараюсь не писать. Но не потому что не хочу, а потому что просто буду ждать…
  Она уходила. Шаг за шагом все дальше от остановки, а он смотрел Ей в след. Нет, он не плакал. Слезы просто лились по его лицу. Хотелось сорваться с места, подбежать к Ней, всхватить за руку и в сердцах заорать: «Ты что дура?! Я же люблю! Люблю тебя больше жизни». И если бы они были героями дешевого фильма о любви — это бы имело смысл. Но они были реальными людьми, в реальной жизни. Такой жестокой для него, с девушкой, ради которой он готов на что угодно, но которой ничего не нужно и такой «легкой» для Нее, где всегда будет парень, который готов быть рядом по одному Ее слову.
  Она ушла, а слезы продолжали катиться по его лицу. Он плакал, не в силах сдержать себя. Слезы просто катились сами собой по его щекам. Совершенно не имели значения люди, которые озирались на него. Его не заботило их мнениние. Ему просто было плохо — Она ушла. И пусть это был абсолютно «бабский поступок» — плакать вот так. Сейчас даже Она могла принять это за его минус, за его абсолютную слабость — неважно. Он не тряпка. Он остается мужчиной. Просто ему больно. Невыносимо больно.
  Он закурит, начнет писать Ей бессмысленное sms ипропустит последний автобус. Вызовет с мобильного такси, подавит желание уехать с к другу, чтобы нажраться и уедет домой.

  Он зашел на кухню и в полутьме включил лумпу над раковиной. Сел на скраю на маленький диван и инстинктивно повернулся в правую сторону. Всё как тогда, когда всё сумело начаться — девятого октября. Только Ее нет рядом. Больше нет. Она забила на всё и приняла решение уйти.
  Слез уже нехватало. Рана, которую она так долго и упорно расковыривала вдруг открылась на максимум и мерзко закровоточила, едкой, невыносимой, пульсирующей болью где-то в глубине сердца, что эхом отдавалось в виски. Хотелось кричать, в голос кричать от невыносимой, нездержимой боли внутри. Упасть под стол и трястись в безумной лихорадке, в дикой ломке без Нее. Но он не мог поддаться этому чувству — не дай бог увидит мама. Она не должна знать его слабые стороны, он не доставит ей такого удовольствия
  Мозг вдруг разом вспомнил всё. Очертания Ее тела в его рубашке, вкус Ее губ, каждое Ее прикосновение, каждое слово, Ее сладкий и такой стойкий запах. Он помнил Ее так подробно, что мог до ощущений представить, будто Она рядом. Только это не помогало. Теперь не помогало. Потому что гоблин, тот самый сволочной гоблин в его голове, всегда напоминал, что больше это не имело смысла: «Эй! Ведь ты Ей больше не нужен…»
  Он закурил, продолжая вспоминать каждую мелочь о Ней, коих помнил сотни. Было просто до невыносимого больно и так хотелось разом прекратить эту боль. И впервые его останавливал от очень глупого шага не факт ценности собственной жизни. На какое-то время его жизнь утратила для него всякое значение. Какой смысл жить, когда ты не нужен любимому человеку, когда на тебя насрать?.. Но из дикой любви к Ней, он не может сделать этого. Слишком жестоко. Ведь Она будет винить себя и он не может этого позволить. Ведь Она совсем не виновата, что он так любит Ее.
  Он выкурил сигареты три. Пока не начало мутить от табачного дыма, а потом тихо ушел в свою комнату. Хотелось забраться под одеяло, свернуться клубком и побыстрее уснуть. Чтобы проснуться завтра. В новом ебаном завтра. Где может быть вдруг Она по нему соскучится, где он снова станет Ей нужен. В качестве слабости, привычки или парня — уже не важно. Только бы быть рядом. Только скорее всего он проведет этот день не отходя от телефона, а Она так и не позвонит. Ни завтра, ни послезавтра. Он уедет в пятницу в Челябинск и до соплей укурится, на пару часов думая, что жизнь прекрасна, но под вечер в субботу снова будет сидеть со своим телефоном и судорожно ожидать, что он заиграет мелодией входящего вызова.
  На пару часов он забудется в веренице бесмысленных сериалов и аудиозаписей Контакта. Но когда выключится свет и погаснет монитор, он сожмется в комок под своим одеялом, закроет глаза и погрузится в свои грустные мечты. Не абстрактые мечты о «светлом будущем», а впоне конкретные о Ней одной. И он уснет с диким желанием увидеть Ее во сне, чтобы на несколько призрачных минут обмануть самого себя и снова побыть счастливым. Хотя бы так…
  Она просто нужна ему. Как воздух. И ему важно быть нужным Ей. А пока ему только дико больно…

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка шестая

  -Тебе холодно?..
  -Нет,- ответила Она и сильнее обняла сама себя.
  Он пожал плечами. А ему было холодно. Поднялся непритный ветер. Из тех, что были несильными, но задували под одежду как только могли, тем самым принося мерзкий холодок под курту. Он засунул руки в карманы, пытаясь спасти пальцы пока они не потеряли возможность двигаться. Рука нащупала пачку сигарет. Хотелось курить. Привычка курить вообще быстро вернулась. Глупая попытка заменить один «наркотик» другим, как он сделал когда-то. Вот только как оказалось — привыкание к никотину куда слабее.
  -Закури… сейчас ведь уже наплевать. На нее. На ее мнениние. Наплевать!- знакомый противный голос звучал в голове. Теперь гораздо чаще. Почти всегда звучал только он. -Почему ты должен делать что-то ради нее, когда она сделала тебе так больно?!
  По сути гоблин был прав. Парень прекрасно это понимал. Но понимал исключительно головой, разумом. Понимал той самой казалось бы абсолютной, несломляемой логикой. Только были и еще мысли, которые диктавало ему его сердце. И вот его-то он как раз и слушал последние две недели. Именно из-за него дестиминутные размышления о том стоит ли Ей позвонить закончились тем, что они сидели здесь. Как бы вдвоем и как бы по отдельности.
  Они пытались говорить, но разговор как-то не клеился, поэтому вряд ли кто-то из них смог хоть что-то запомнить кроме одной его фразы:
  -Знаешь, я дам тебе совет — если будешь делать что-то для человека, а он для тебя ничего — уходи. Немедленно уходи. Из этого ничего не выйдет… как оказалось…
  Она понимающе и несколько грустно кивнула:
  -Значит тебе нужно было уйти…
  А он усмехнулся:
  -Я сейчас здесь. И даже теперь я не могу уйти от тебя, а ты говоришь — «тогда».
  Ему было больно. Невыносимо больно от того, что он не знал, что сделать, что сказать. А так хотелось. Просто для Нее. Он чувствовал эту боль. А Она прекрасно его понимала. И поэтому общий тон разговора был грустным.

  Позже они стояли в незнакомом подъезде с неоконченным ремонтом. Мокрые от разгуливания по снегу и от этого же замерзшие. С новой бутылкой шампанского.
  -Иди сюда…- проговорил Он и обнял Ее. Она не возражала, приблизилась и положила голову на его плечо. Он вдохнул Ее запах. Такой знакомый и такой приятный, родной. Дикий микс из сладкого запаха духов и Ее волос. Он закрыл глаза, на несколько минут найдя своё абсолютное счастье. Снова.
  -Подожди- он отстранил Ее на шаг и растегнул куртку. Она запустила под Нее руки, как делала раньше и обняла его, сильнее прижимаясь. Так было теплее.

  В какой-то момент он просто Поцеловал Ее. С таким же страхом. С таким же опасением провала, как в первый раз. Но Она ответила. Неожиданно решительно, словно ждала этого.
  Их поцелуй был нежным и одновременно жадным. Они оба соскучились друг по другу даже в таком самом простом и примитивном плане — в физическом. В ощущении губ и дыхания друг друга. И он прекрасно знал, что Они могут разойтись хоть десяток раз, завести себе хоть по нескольку «вторых половинок», а эта нехватка друг друга все равно будет иметь место быть.
  Этот вечер длился в таком ключе еще несколько часов. На какое-то время его-таки настигло собственное абсолютное счастье. На несколько десятков минут Она сама признала, что Она — «его девочка» и дала ему снова это почувствовать. Даже пачку сигарет его выбросила в почтовый ящик. Из заботы или для забавы — неважно, но так мило… И совершенно плевать, что все это могло выглядеть смешно, а они (два взрослых человека) обнимаются в чужом подъезде, как семиклассники — им просто было хорошо.
  Она делала ему больно на протяжении этих двух недель. Но сейчас он понимал, что все это время «мучений» ни что по сравнению с этими несколькими часами. И завтра может быть снова больно и грустно. Они могут делать вид, что ничего не произошло или наоборот раздуть, что произошло слишком много, что все это было зря. Все это будет стоить этих минут… с Ней рядом.
  И он снова назовет их поцелуй «крайним», не решившись назвать «последним»…
 

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Штрихи ностальгии (зарисовка пятая)

«Он был старше Ее, Она была хороша
В Ее маленьком теле гостила душа,
Они ходили вдвоем, они не ссорились по мелочам»
© Машина времени

 

// Читать слева-направо, а не столбиком //

-*-*-*
  Я чувствую всё. Чувствую, как Тебе не просто. Не от того, что больно, а от того, что непривычно. Ты рассталась с парнем и ощущение свободы еще совсем новое, а я бы отдал пол жизни, чтобы занять его место.
  В этот же день я впервые провожаю Тебя до дома. Говорю что-то о нашей дружбе, но уже тогда смотрю на Тебя исключительно как на девушку.
-*-*-*
  -Прости, но ты мне просто друг. Я не могу относится к тебе,как к парню,- голос Твой еле ощутимо дрожит. Ты боишься обидеть меня.
  -Да, я знаю. Ничего страшного,- я лукавил. Услышать это второй раз и на этот раз от Тебя было больно. Но я должен был сказать именно это, потому что иначе у меня не было бы возможности сделать тебя счастливой.
  -И что ты будешь делать?..
  -…ждать. А что мне еще остается?
-*-*-*
  -Я могу сказать Тебе эти три слова, но я просто не думаю, что Ты готова сейчас их услышать.
  Нас окружает Твой любимый берег озера, а я смотрю вдаль на холодную гладь воды и с трудом сдерживаю те слова, которые ты не готова услышать.
 
-*-*-*
  -Здесь семнадцать шоколадок, Кать [тогда было так просто называть Тебя просто по имени]
  Ты улыбаешься. Ты удивлена. А это мой первый подарок Тебе, с которого зародилась столь замечательная традиция намекать друг другу разную фигню про подарки. Ты отложишь их
-*-*-*
  -Ты знаешь, Кать… я люблю Тебя
  И я обнимаю Тебя, прижимая к себе и утыкаясь носом в шею. Мне словно стыдно. Я не выдержал и сказал то, что наверное не должен был говорить. А Ты только молчишь и думаешь «Опять…».
 
-*-*-*
  -«А у меня в голове крутится всего один вопрос: можно я Тебя поцелую?»
  -Спасибо, что не задаешь его. Я не уверена, что смогу ответить ДА.
  Этим же вечером мы стоим в подъезде нашего друга, когда я фактически украл Тебя из дома. Стоим обнявшись, практически молча. Меня разрывает дикое желание просто поцеловать тебя, но ты специально держишь голову на моем плече так, чтобы это было невозможно. И все равно это так приятно: ощущать Тебя рядом. Твой запах, кожу на твоей шее.
-*-*-*
  Вино, моя комната, кухня, третий лишний — ситуация отдельно мной описанная и настолько четко вписавшиеся в память — первое мгновение моей жизни, когда я наконец узнал вкус губ любимого человека.
  Всего одна фраза в трубку на следующий день, которая изменила жизнь двух людей в лучшую сторону: «А еще я сменила семейное положение Вконтакте»
-*-*-*
  Темная комната, белое вино, пицца и свечм в маленьких пластиковых стаканчиках. Тебе приятно, Ты нашла свою маленькую сказку. А я просто до одури счастлив, потому что у меня есть человек, которому все это так важно
 
-*-*-*
  -Я хотела тебе сказать…- Ты касаешься кончиками пальцев моей щеки.
  -Да, милая?..
  -Нет, не важно…
  -А все-таки?
  -Потом…
  Тогда я догадывался, что Ты хочешь сказать. И мне приятно.
 
-*-*-*
  Мы сидим в незнакомом подъезде около Синары. Я обнимаю Тебя и вновь говорю такую простую, но важную фразу: «Я люблю тебя». И Ты впервые замираешь на пару секунд, смотря мне в глаза, а потом вдруг говоришь то, что заставляет меня взлететь: «Ты знаешь… я верю»
 
-*-*-*
  Мы нашли то, что еще больше связало нас. Мы наконец ощутили в друг друге то, что так давно искали в других. Бесконечную, поглощающую каждую клетку тела энергию. И в тот момент я еще больше уверился в том что Ты — Она. Впрочем, я и сейчас так думаю.
-*-*-*
  Мы едем с тобой в Челябинск, где Ты впервые узнаешь о Джа. Но уже сама поездка в автобусе рядом с Тобой — нечто особенное, когда можно просто держать Тебя за руку или чувствовать твое дыхание на своем плече.
  А еще Ты чай на кухне выбирала -)
-*-*-*
  -Я никогда не думала, что можно плакать от счастья…
  -Давай договоримся — Ты будешь плакать только так.
  -Это от тебя зависит…
  -Я постораюсь!
 
-*-*-*
  Лучший Новый год в моей жизни, лучшее начало года из всех. Зарисовывать в нем что-либо бессмысленно. Я уверен, что Ты, как и я, помнишь все.
-*-*-*
  День когда я увидел тебя в полных «санях» много чем примечателен, о чем тоже есть отдельная заметка. Жаль, что его было так мало.
-*-*-*
  -Ты только близко не рассматривай и не открывай!
  Ты даришь мне то, что сделала сама. Для меня. С любовью. И кольцо, просто купленное в ювелирном сразу становится таким ничтожным. Прости.
-*-*-*
  Как гром среди ясного неба — Твое решение уйти. Я плохо помню эти дни. Мне было безумно больно. Но я помню как «последний» раз обнял тебя. Точно также, как тогда в подъезеде. С точно таким же желанием тебя поцеловать и точно такими же препядствиями для того, чтобы сделать это. Я не знаю чего хотела ты, но склоняюсь к тому, что тебе было сложно меня поцеловать совсем не потому что я тебе противен -)
-*-*-*
SMS(7:13):
«Доброе утро…Кать)подумал чего бы не написать,раз не сплю)улыбнись,мне это важно! Удачи на игре и выпей витаминку)»
// Оно до сих пор не доставлено. Ты сменила номер? Печально. Тогда мне остается снова только ждать, ведь я номер не менял.

-*-*-*
А эта ячейка зарезервирована под новую маленькую зарисовочку о нас -) Ведь так не хочется верить, что это конец, да? )
-*-*-*
А эта ячейка зарезервирована под новую маленькую зарисовочку о нас -) Ведь так не хочется верить, что это конец, да? )
-*-*-*
А эта ячейка зарезервирована под новую маленькую зарисовочку о нас -) Ведь так не хочется верить, что это конец, да? )
 

 

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка четвертая

Часть I: публичная
   -До завтра,- шепнула Она, целуя его в губы.
   -Нет. Завтра мы не увидимся…- произнес он. И она улыбнулась.
   Действительно. Им было не суждено увидиться в субботу. Но в воскресенье их ждало более знаминательное событие. Впервые они олстанутся вдвоем. Впервые она придет, чтобы не уйти потом, а остаться.

   Насколько может быть томительным ожидание? Давольно сильно если ждать, например час или два. Но он ждал гораздо больше. Он ждал весь день. Примерно двенадцать часов самого томительного ожидания за последние нескколько месяцев. Когда мысли уже полностью принадлежат тому событию, что должно произойти. И крайне сложно придумать занятие, способное отвлечь от этих мыслей.
   Он был уже достаточно взрослым, чтобы не строить никаких «коварных планов». Он точно знал чего ждет. И вино купил совсем не для того, чтобы напоить Ее, а просто потому что Она любит вино.
   Из собственной ленности он все купил заранее. Еще вчера сходил за вином, нашел деньги на пиццу, тем самым лишив себя хоть какого-то занятия на этот ужасно длинный день.
   Пытался сидеть за компом, пытался слушать в инете любимые передачи, но время упорно не хотело ползти быстрее и чем активнее он искал себе занятие, тем хуже себя ощущал. Это чувство даже нельзя было назвать «скучаю по Ней». Это была какая-то вселенская тоска. Чувство прямо скажем поганое.
   Он очень хотел написаит Ей, но даже не знал что. А дергать ее на Дне Рожденье по пустякам не хотелось.
   Гоблин внутри молчал. Ему нечего было сказать, кроме как постоянно напоминать о времени, что течет так медленно. Возможно Гоблин мог бы еще сказать что-нибудь о ревности. Ведь Она на празднике среди других парней и бла-бла-бла. Но Гоблин на эту тему молчал. В конце концов он был частью его, а парень давно понял, что не умеет ревновать Ее к другим.
   Он знал во сколько должен Ее ждать, но так по-детски искренне верил, что Она придет раньше. Нет, даже не верил, а просто хотел, чтобы Она пришла раньше. И эта была единственная ревность, которую он умел испытывать — ревность к Ее свободному времени, которого ему вечно не хватало. Чувство знакомое, понятно. Даже вряд ли постыдное, как настоящая ревность, но все-таки неприятное. Постоянно колющее где-то в мозгу адским желанием увидеть Ее сейчас же, а не через некий промежуток времени.
   Он вышел на улицу примерно на сорок минут раньше, особо даже не заботясь о теплоте собственной одежды. Он хотел встретить Ее, чтобы вручить скромный букетик. А раньше вышел, чтобы иметь хоть какое-то занятие. И пусть это занятие из разряда «померзнуть», но хоть что-то.
   Первый раз она позвонила спустя пол часа, радостным голосом сказав, что скоро будет. Еще пару звонков и вот она выходит из такси.
Что его ждет дальше? Несколько часов счастья? Абсолютного, настоящего, когда Она только его. Его и ничья больше и ничто не существует за пределами его комнаты. А еще исполнится вторая главная мечта нескольких месяцев — он увидит Ее без косметики.

Часть II: личная
=)

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка третья

  В комнате было темно. Эту темноту нарушали только яркие мигания светодиодов каких-то устройств его компьютера, о назначении которых Она наверное не имела понятия.  Шум компьютерных куллеров, забитых пылью и от того производящих заметный неприятный звук, перебивала спокойная музыка из колонок. Они лежали на кровати обнявшись. Быть может они молчали, а быть может и о чем-то говорили. Эти фразы все равно не имели ни малейшего значения даже для них самих, были редкими, несвязанными и часто прерывались поцелуями.
  Он отстранился немного, чтобы посмотреть Ей в глаза. Он размышлял.
  -Не боишься, что Она устанет от этой фразы?- зазвучал в сознании знакомый отвратительный голос гадского гоблина.
  -Немного… но ведь теперь Она верит мне.
  Это было самым большим его страхом! Осознание того, что Она «благодаря» своему горькому опыту уже никогда не поверит в искренность этих слов. А они были настоящими. Он вообще не принимал манипуляций с этим выражением чувств и никогда никому не говорил эти слова фальшиво. И это настоящие чувство распирало его. Хотелось кричать о нём для Нее. Нет, не чтобы напомнить, а чтобы просто сказать. Словно в первый раз.
  -Я люблю тебя,- проговорил он негромко. Спокойно. Без лишних пафосных эмоций. Театральность происходящему была ни к чему. Это просто было правдой.
  Она подалась вперед и обняла его, прижимаясь. Даже гоблин не съязвил по поводу того, что она не ответила. Всё-таки этот гоблин был частью его самого, а ему были неважны ответные слова. Потому что он просто говорил Ей об этом, а не потому что должен об этом говорить. И Она ничего не должна.
  -Родной мой…- проговорила Она. А он только вслушивался в Ее дыхание, которое показалось ему странным…
  Он поцеловал Ее. Лицо было влажным. Ей жарко? Или?.. Она снова сделала так, что он дышал в Ее шею.
  -Ты плачешь?..- наконец спросил он.
  Она ответила не сразу. Даже скорее просто не ответила. Только тихо всхлипнула и прижалась к нему сильнее. Она просто обняла его и плакала. Негромко. Она не рыдала, слезы просто катились по Ее лицу.
  Он зашептал в ответ какой-то бред, пытаясь успокоить. Женские слезы всегда заставляли его неметь, путаться. Внутри все затресло.
  -Я… никогда не верила в слезы радости…- отрывисто произнесла Она.
  Мир в его голове взорвался, превращаясь в радужный фейерверк из миллионов ярких красок. Наступило мгновение полного счастья, близкого к эйфории. Он никогда и не думал, что женские слезы способны заставить его испытать подобные чувства. Девушка рядом с ним плакала. Его девушка плакала. Его Любимая плакала. А он едва касаясь Ее соленого лица губами, улыбался, чувствуя себя мужчиной.
  Она успокоится, прекратит плакать, поправит косметику. И можно было бы забыть эту Ее пятиминутную слабость, но он не забудет никогда. И перед сном вспомнит именно Ее улыбку сквозь слезы. Сказать, что это был самый лучший момент его жизни – было бы лишним пафосом, а то, что это был один из лучших моментов – всего лишь правдой

***
  -Давай договоримся – ты будешь плакать только от радости.
  -Ну это от тебя зависит.
  -Я постараюсь…

 

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка вторая

  Это был очерядной, уже далеко не первый день октября и наверняка для десятков тысяч людей вполне себе обычный. Он тоже так думал. Думал, что этот день с Ней будет как и все предыдущие: интересно, неплохо, мило, но в целом совершенно Никак. В том понимании этого Никак когда Она уходила, а у него оставались десятки слов, поступков, которые так хотелось сказать и свершить, но от чего-то раз за разом, день за днем всё никак не удавалось.
  Тогда еще всё было иначе. Не было такого приятного Мы, сокровенных неразрывных «Я-и-Ты». Был просто он и только Она с запятой, а не плюсом между. Он еще не был даже убежденным фаталистом. Подозревал конечно о значении случайно сделанного и сказанного, но до конца не отдавал себе отчет насколько важна каждая мелочь в любой ситуации и как может ее отсутствие или наоборот присутствие перевернуть все совсем иначе.
  Он старался получать удовольствие от каждого дня, который они проводили вместе в своих псевдоотношениях. Такими настоящими для других и такими непонятными для Двоих. Но погрузиться с головой в положительные стороны того что происходило между ними ему недавало самое банальное чувство – страх. Он предательской маленькой иголочкой засел внутри. Колол-то в принципе не больно, но ощутимо. Парень банально боялся зайти однажды вечером в аську и получить одно единственное сообщение  вроде «Ты знаешь… у меня появился молодой человек». И парень даже был готов к этому. Вполне допускал что рано или поздно это может произойти. Он точно знал как поведет себя и даже примерно представлял что испытает. И Она это всё знала. Вот только он отчаянно не хотел этого испытывать, не хотел всего этого делать. Не хотел, чтобы опять было больно. И было больно ожидать эту боль.

  Сегодня они пили вино. Белое, конечно, потому что он вообще не пьет красного. Пили его первый раз. Он вообще словно чёртик вот уже несколько дней угощал Ее разными алкогольными напитками. То вкусовым пивом, то шампанским, то вот белым вином. Только делал это не из желания напоить ее, а совсем из хороших побуждений – принести в Ее жизнь что-то новое.
  В этот раз они были не одни. И парню казалось, что сейчас их общий друг им мешает. Это были совсем не мысли в стиле пятнадцатилетнего пацана, о том, что его друг может помешать «развести тёлочку». Нет, на Ее счет он никогда не . думал подобным образом. Просто в присутствии третьего человека тому самому ужасному Гоблину внутри проще было сдерживать парня от нужных слов.
  Они спокойно пили вино, полулежа на диване, а наличие в комнате их друга замечалось всё меньше. Тот всё больше погружался в комп, а они отгораживались от него своим разговором, который был преднаазначен только им двоим. И постепенно из невинной болтавни он превратился в самое важное, что они могли сказать друг другу за последний месяц:
  -И кто же мы всё-таки? Ну… друг другу?- спросила она.
  Парень ненадолго задумался. Он последние время часто думал над своими словами. Не пытался подобрать нужные – говорил то что думал, но старался сказать так, чтобы высказать всё. Чтобы Она поняла именно его мысль. Наконец он ответил:
  -Мы – пара. Посмотри как это выглядит со стороны. Единственное что отличает нас от настоящей пары: мы не спим и я не разу тебя не поцеловал.
  -И что нам делать?..
  -Блин… будь мы одни – я бы просто поцеловал тебя,- он еще не понимал тогда, что будь они все-таки одни то наверняка смотрели бы какой-нибудь сериал, этого разговора просто не случилось бы.
  Она улыбнулась одними губами и не ответила.
  -Она не ответила…- ехидно заметил гоблин из глубин подсознания
  -И хорошо. В прошлый раз о поцелуе Она сказала: «Не думаю, что я согласилась бы», а сейчас просто промолчала.
  Они выпили на брудершафт. Она коснулась его губ в совсем невинном поцелуе, как того требовала традиция. Только быстро отстранилась, словно боялась «последствий».
  -Да нахрен ты ей сдался со своими поцелуями!- прокомментировал гоблин.
  И в этот раз мысленного диалога не получилось. Потому что это и правда было обидно. Она избегает этого. Не хочет. Ей это не нужно. Гоблин прав.
  Потом они вдруг будто бы замечают своего друга, которому, кстати, совершенно по барабану их присутствие и все их дела. Они идут на кухню «поговорить», хотя оба понимают что основное уже сказано. Он хочет все-таки побыть вдвоем с Ней, чтобы ничего не мешало набраться смелости и поцеловать, а зачем идет Она ему неизвестно.
  И вот проходит около получаса. Они сидят на кухне. Они вышли поговорить на пять минут, но вот уже и их бокалы, и бутылка здесь. Они обнимают друг друга. Они фактически повторяют уже сказанное, словно уточняют друг у друга, переспрашивают в страхе, что кто-то из них ошибся.
  Снова пьют на брудершафт. И снова история повтоярется.
  -Ты боишься?- спрашивает он за усмешкой непонимания пытаясь скрыть обиду в голосе.
  -Я… я не знаю. Я не могу.
  Он молчит. Ему опять нечего сказать. Внутри свербит уже не в первый раз отчаянное желание просто поцеловать Ее.
  Что было дальше – практически неважно. До того момента когда его лицо вдруг, случайно оказалось так близко. Он коснулся ее губ своими губами и замер. Всего на мгновение. Она ответила. Превращая это в настоящий, нежный, осторожный поцелуй. Он тогда не закрыл глаза. И этот Ее взгляд из-под полуприкрытых век он запомнит надолго. Ведь красивее взгляда в жизни он еще не видел.
  -Выкуси, сволочь!- торжественно прозвучал в голове его же собственный голос.
  И на этот раз гоблин молчал.
 

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment