Творчество

[Мои стихи и рассказы. Исключительно литературные произведения]

Без пяти осень

Мне когда-то осень тебя подарила
И за это я ей навсегда благодарен
Ты, возможно, меня никогда не любила,
Обо мне же ты скажешь такое едва ли.

Город мой льет на улицы слезы дождя,
Так отчаянно он грустит о весне
И ты здесь, но как будто и нету тебя
Дождь на улице — ливень во мне.

Концентрат моей грусти на этих листах
Прах обиды моей и бесмысленной ярости
Всё что есть пусть останется в этих стихах
Для тебя. Для меня. И для ясности.

Мне б тебя каждый день по утрам целовать,
Не хочу перспективу я видеть иную,
Каждый день, восхищаясь тобой, засыпать…
А сейчас я как будто люблю «в холостую»

Posted in Ки..., Стихи, Творчество | Leave a comment

Зарисовка одиннадцатая

Это был обычный ничем не примечательный день. А с утра можно было с легкостью сказать, что день даже совсем не очень, ведь сигнал будильника не смог до конца пробудить его сознания и он опоздал на работу, отложив идею побриться до вечера.
Последнее «приключение» в его жизни кончилось больше полугода назад, и теперь каждый день был немного похож на предыдущий: дом-работа-дом — простая схема. Нет, он не был несчастным, но и счастливым не был. В его жизни хватало маленьких и не очень радостей, но очень не хватало эмоций.
Диалог с Ней был вялотекущим уже на протяжении нескольких дней. Он хотел говорить с Ней, желать спокойной ночи и доброго утра, узнавать, как прошел Ее день и рассказывать про свой. Ему было не все равно, а Ей… он не знал чего хотела Она, не мог Ее понять и иногда склонялся к мысли, что Она и сама-то себя не особо понимает.
Под вечер, когда он зашел в любимое заведение, чтобы поесть, Она в очередной раз ответила в их диалог. Все бы так и закончилось, не приди ему в голову написать простые слова: «Где ты?»
Раньше, еще какой-то год назад, его бы потряхивало перед встречей с Ней, необъяснимое волнение и мандраж тогда сбивали с мысли. Это мешало. Сейчас ему хотелось улыбаться. Не было планов, не было даже мыслей о чем с Ней говорить — это было неважно. Просто возможность провести с Ней еще чуть-чуть времени.
Разговор завязался сам собой, хотя через пару дней не он, не тем более Она не вспомнят, о чем конкретно они говорили. Беседа периодически скатывалась (как впрочем всегда) к их отношениям, но на этот раз все не было так драматично.
Он вдруг подумал, как интересно проходит жизнь. Пять лет назад ему казалось, что они — одно целое. Три года назад Она бы даже на сообщение не ответила, а теперь они сидят за одним столиком и болтают, как настоящие «бывшие». Наверное, это и есть взрасление — он не знал, но ему нравилось.

-О, тут есть пивасик,- улыбнулся он, смотря через стол на компанию мужиков. Пива ему не хотелось. Но наличие алкоголя сильно реабилитировало данное заведение в его глазах.
-Тут и вино есть,- добавила Она.
Потом был небольшой диалог, в котором Она как бы сомневалась стоит ли пить. Но окончательный выбор был очевиден для обоих.
Признаться, он рассчитывал на пару бокалов, но кафе предлагало только бутылку.
Вино было белым и сухим. Они раньше не особо пили сухое вино. Однако ему очень понравилось. Оно было прохладным и вкусным. Действительно вкусным.

Была почти выпита вторая бутылка, когда она вдруг сказала:
-Пойдем отсюда
-Куда?
-Гулять!
И тут он понял, что где-то упустил момент когда она опьянела. Интересно все-таки вино действует на девушек. Это обстоятельство огорчило его немного. Нет, это несомненно обещало что-то очень интересное, но его не покидало чувство, что он пользуется ситуацией, ведь он был куда более трезв, чем она

-Ты ведь не напишешь лекции, которые обещала,- посадив ее на свой рюкзак, он обнял Ее. Она не возражала
-Напишу! Спорим?!
-На что?
-На поцелуй. Если не напишу — поцелую тебя. Завтра
-А сегодня?
-Сегодня я тебя точно поцелую.
Изо всех сил он старался не улыбаться как идиот, но, по-моему, получалось плохо.

Это было почти также, как в его памяти. Ее легкая дрожь, полуприкрытые глаза, в которые ему так хотелось смотреть. В его голове словно взорвалась бомба, разметав остатки мыслей. Он не один раз видел во сне и представлял что-то подобное, но точно не был к этому готов. Ощущение нереальности портило эффект. Он столько раз думал о каком-то похожем моменте, что просто не мог поверить, что это происходит.
Она обещала, что не будет жалеть об этом, говорила, что это несовсем алкоголь, но «это ничего не изменит». Он верил. Да ему собственно было все равно. Сейчас, в эту минуту ничего кроме них не существовало. Он был в абсолютном состоянии покоя и наслаждения. Такое с ним умела делать только Она. Может быть поэтому к ней так и тянуло.

-Напомни мне поцеловать тебя завтра,- сказала Она, когда они шли к такси.
Он ответил немного грустно:
-Ты все равно этого не сделаешь
-Сделаю.
Он только кивнул и улыбнулся. Так хотелось Ей верить, но он знал Ее слишклм давно.

На обратной дороге до дома хотелось бежать и кричать от переполняющих его эмоций.
«Ты — мой наркотик» — строчки из одной более-менее популярной песни. Теперь сквозь весь его «опыт», он мог точно определить, что это за наркотик.
И он знал, что будет обратный эффект. Она снова пропадет и дофамин, который взорвал мозг нереальным своим количеством, пропадет. Временно прекратит выробатываться. Наступит несколько дней тягучей тоски по Ней. Когда хочется к Ней, с Ней. Что угодно. Когда хочется писать стихи и когда так грустно, что не получается.
Это пройдет. И это стоит того

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Он и Кэт

Он не в меру логичен, точен,
Предпочитал виски, доступных дам
Курил раньше часто. Очень.
И мыслил кусочками из программ.

Ее звали многие просто Кэт,
Стихов у Нее на целый отдельный мир
Ей было немного поменьше лет,
Но Он безумно Ее любил.

В Ее мечтах у нее был дом
С камином и книжной полкой,
Мальбертом, красками и котом
И к морю, чтобы идти не долго.

В Его мечтах обошлось без вещей
Он жил, недостатка не зная
И просто думал ночами о Ней,
Уже особо о Ней не мечтая.

Она любила горячий кофе,
Шоколад и тонкие сигареты.
Он любил Ее нежный профиль
И все остальные Ее приметы

Она грезила морем, криками чаек
Ей бы к ним, туда, поскорей
А Он шептал: «Кэти! Я так скучаю!»
И выл от бессильной тоски по Ней

О Его чувствах Она все знала
И даже училась их принимать,
Только Он говорил, а Она молчала,
Просто не знала, что нужно сказать

Posted in Ки..., Стихи | Leave a comment

Я тебя люблю, как умею
И назад уже не свернуть,
И границ перейти не смею,
Чтоб случайно тебя не спугнуть

Posted in Ки..., Стихи | Leave a comment

Столько раз я пытался тебя забыть —
Только кругом идет моя голова
И в попытке всего лишь тебя разлюбить
Я рискую просто сойти с ума

Без тебя я как будто иду ко дну,
Мне б тебе печь печенье, готовить ужин
Всех вокруг променять на тебя одну,
Только знать бы что я тебе нужен

Это всё лишь мои пустые мечты
Я их с горечью лью на тетрадные клетки
«Мы» так просто распались на «я» и «ты»
А иначе вокруг получается редко

Ты — мой самый большой головняк,
Только время говорит мне: «Держись!»
Я люблю тебя — что за пустяк?!
Это максимум на одну мою жизнь

Posted in Ки..., Стихи, Творчество | Leave a comment

Среди массы словесного блуда
Отыщу то что нужно, поверь:
О тебе я рассказывать буду
Даже детям своих детей

Расскажу про счастливое утро,
Они все таковыми были
И у нас словно крылья. Как будто.
Мы с тобою «как будто любили»

Расскажу как остался без друга я
В тот же миг, как ты стала моей
И пускай никогда не поймут меня
Даже дети моих детей

Расскажу как меня ты сломала,
Мою сказку изрезав в клочья
Как душа, словно волк завывала
Время лечит? Знаешь, не очень…

Расскажу как приходит прощенье,
Благодарность за жизненный опыт
И как вязнет в пучине сомненья
От любви умирающей ропот

Про балкон расскажу я внукам:
Ты сказала «Прости. Не ревнуй»
Ну а я бы пожертвовал руку
За прощальный твой поцелуй

Posted in Ки..., Стихи | Leave a comment

Ворвалась в мою жизнь словно ветер,
Серый цвет весь на рыжий меняя.
В мир без чувств я активено верил,
А теперь смотри — невменяем.

Я не знал, что такое возможно
И не верил в одну лишь встречу
Как же я так неосторожно,
Растворился в тебе за вечер?

Как смогла ты одним движением
Весь мой мир научить содрагаться?
Назову тебя навождением,
Но уже не хочу спасаться!

Может все-таки ведьма ты, Рыжая?
Или что-то должно быть причиной:
Только рядом с тобою, милая,
Я себя ощущаю мужчиной

Тяжесть слов неспособен разрушить,
Я тебе просто правду доверю:
Мир с тобою — чуточку лучше
…А я в магию раньше не верил

Posted in Стихи | Leave a comment

Какая бывает муза

Ты — рядом, и я дрожу
Я душу твою держу.
Ты — на волоске,
А я — на крючке,
Я еле дышу…
© Корсика

  В комнате было темно. Она лежала рядом, а он пытался хоть как-то унять дрожь в собственных пальцах. Так было всегда, его волновало, будоражило изнутри одно ее присутствие. Это был не страх, не неуверенность в себе, это было нечто иное. Нет, близость любой девушки могла вызвать в нем трепет, но дрожь, которую он не в силах унять умела причинять только она. Именно «причинять»: непослушные пальцы очень раздражали его, хотя бы потому что он не мог объяснить причину — сейчас по сути ничего и не происходило такого, она просто хотела массаж, а он дрожал, словно неумелый школьник, который впервые видит нагую женскую спину. И он привык к тому, что в иной раз может часами болтать с ней, по скайпу или потреблять алкоголь в количествах близких к рекордным для вечера с девушкой и при этом не испытывать и малейшего дискомфорта, а иной раз вот так вот терять голову, когда она так близко.
Она была его другом и одновременно кем-то гораздо более близким чем друг. Он не искал для нее четкого определения. Он знал, что никогда особо не представлял ее рядом с собой в роли Девушки с той самой большой буквы «Д», никогда в его мыслях не возникало желания сказать ей «люблю» в том истинном смысле, но он прекрасно понимал, что она будет занимать это Свое место в его жизни независимо от других женщин. Он не терзал себя вопросами «от чего» и «почему». Ему просто нравилось, что она есть.
Она не имела модельной внешности и наверное даже нашлись бы мужчины, которые не нашли бы в ней ничего такого. Только это не меняло сути: его притягивало к ней. Он не мог сказать что именно. Не смог бы выбрать то, что хотел бы видеть из ее внешности у другой девушки. Потому что все что у нее было: копна пышных темно-рыжих волос, небольшая, но такая нежная грудь, шикарная попа, неидеальная кожа и даже простая родинка на щеке, все это было для него особенным только в таком сочетании. Ее неповторимым образом.
Этот образ порой будил в нем самые низменные мужские инстинкты и желания и он же заставлял восхищаться ею, что и не давало зачастую выхода этим инстинктам и в корне меняло его поведение.
Здесь, наедине с ним, была ее Игра и ее Правила. Она (как и он впрочем) прекрасно знала, что она одна вольна расширять и сужать рамки до любых пределов каких захочет. Иногда полный неконтроль над ситуацией мешал ему. Он злился на себя за излишнюю мягкость. Чувствовал, что может получить больше если будет настойчивее, наглее. Но в том была суть той самой Игры, которую он сам когда-то начал и основа его восхищения ею — играть по ее Правилам. Это было в высшей мере нерезультативно, а местами мазохично и очень мучительно с его стороны — больше всего на свете в эту минуту желать сорвать с нее джинсы не смотря на все запреты и все равно этого не делать, но и удовольствия было как будто бы вдвое больше если она сама этого явно хотела.
  И каждый раз, когда она уходила, он говорил себе что в следующий раз будет тверже и даже искренне верил в это до того самого момента, когда вновь оказывался с ней в темной комнате.

Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment

Рассказ «Гладиатор» или игра в жесткие ассоциоции

 

  Солнце заливало песок, который так отчетливо отличвал чуть розовым цветом. Нет, было чуть больше полдня. Никак не закат. Это была кровь, самая обычная человеческая кровь. Ведь это был не песок, омываемый соленой морской водой. Это был песок арены. Гладиаторской арены, которые не были чем-то особым в стране, гражданином которой я когда-то являлся. Великий Рим щедро награждает свой народ… и жестоко наказывает рабов.
  Я — глпдиатор. И я лучший боец своего господина. Я победил несколько десятков противников. Мои два меча с легкостью рубили их головы и конечности, пронзали плоть и пускали алый поток, с которым тело так быстро покидала жизнь.
  Не так давно я добился наивысшего успеха в своем ремесле — стал Чемпионом. Я никогда не забуду этого чувства. Как с грохтом открывается решетка и ты бежишь вперед больше навстречу собственной смерти, чем победе. На арене масса бойцов. Цель каждого — убивать. И добраться по головам до середины арены, где в свете факела стоит Чемпион. Ты слишком быстр, тебя не могут поймать. Любой удар попадает либо мимо, либо на один из твоих мечей. Ты скользишь по багряному песку, даже не замечая как твои удары достигают целей, стремительно уменьшая количество противников. И вот перед твоими глазами еще один. Шаг назад, отточенное движение руки, лязг двух мечей, движение второй руки и все… Ты теперь Чемпион и теперь изо дня в день твое место возле факела, в центре…
  А сейчас на солнце в высоком небе над ареной я снова смотрел через решетку, жесткими своими зубьями упирающкюся во все тот же песок. Арена моему взору представала в разделенном на большие стальные квадраты виде. Приходилось даже вертеть головой если вдруг появлялось желание точно проследить за ударом.
  Там, у моего факела стоял новый Чемпион и… боялся. Нет, он прекрасно справлялся со всеми подбегающими бойцами. Я бы даже наверное мог по-настоящему восхититься им, если бы только он не был моим врагом.
  Тогда, в тот день когда он завоевал место у факела ему удалось победить всех. Всех, кроме меня. Хоть он и стал Чемпином. Только не он победил меня, а другой гладиатор. Молодой, неопытный боец моей Школы, которого я не мог ударить и не ждал от него удара. Впрочем, он и на нес только один удар, но именно он заставил меня упасть на песок. Только тот, наш новичек, не стал занмать место у факела… почему уж не знаю. Зато пришел будущий Чемпион. И как мясник кромсал мое почти безжизненное дело. И когда толпа насытилась зрелищем — он занял мой факел
  Я потерял тогда сознание. Именно это и спосло меня. Несколько месяцев у лекаря, когда от боли не можешь даже думать, казались годами. И все чаще посещала мысль, что я уже никогда не ступлю на багряный песок. И тогда так не хотелось жить, потому как не виделось в этом абсолютно никакого смысла.
  А теперь я ловил на себе взгляды нового Чемпиона. Взгляды полные страха. Он метался вокруг факела, взмахивал оружием. Я не волновался, не двигался и почти не дышал. Час за часом каждый день я стоял здесь и ожидал когда откроется решетка. Он и я, мы оба прекрасно понимали, что мне не составит труда его победить. Но Боги не давали мне шанса. И день за днем я с замиранием сердца ждал скрежет старого металла.
  Так было раньше. Но теперь я все чаще думаю, что уже не хочу быть Чемпионом этой арены и мне уже не нужна эта решетка. 
Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment

Зарисовка десятая

 

«Слова, что грели мое сердце оказались ложью,
Все в жизни может быть…
Нам для других меняться очень сложно,
Нам проще все забыть«
© Дима 'Шизя' Широбоков
 
  Пробуждение было медленным и тяжелым. Слишком мало он спал. Слишком долго пялился в пусть и интересный сериал, слишком много ганжа успел выкурить хоть и хотел попуститься.
  До автобуса катастрофически мало времени. Так мало, что завтрак благополучно уступает утреннему душу и прочим гигиеническим радостям. Да и обилие продуктов в холодильнике не позволяет сделать хоть что-то стоящее.
  Стук в окно известил о прибытии одного очень важного (особенно сейчас человека) — друга с билетом на тот автобус, на который парень кажется уже начинал опаздывать. Еще хапка. Просто чисто с другом и в путь. Благо вещи по одной из немногих хороших привычек были собраны еще вчера.
  Он опаздывал. И это знал точно. Поэтому сильно торопился, пропустив привычное курение на остановке, хоть и очень хотелось попробовать бесвкусного, как всегда в такие моменты табака. Чувство времени было сильно нарушено. Парень не мог сказать как долго он был в пути. Однако это помогало торопиться, то есть делать все максимально быстро и при этом не кипишить. Лишний кипиш обычно только мешал.
  Он не пришел как раз вовремя. Автобус. Такой знакомый автобус, на котором он ездил не меньше десятка раз, уже стоял у платформы. Даже покурить можно было успеть. К табаку, кстати, медленно возвращался вкус, значит отпускает.
  Пару слов для девушки, которая… которая занимала весьма странное место в его жизни. Мимолетное рукопожатие с парнем, которого он видел впервые и вот он уже сидит чуть впереди них двоих и все они мчат вперед. Домой. Или точнее «домой.
  Спать не удавалось, как часто с ним бывает. Музыка, попадающая на рендоме в плеере больше бесила. Приходилось часто переключать. В полудреме он и доехал до города.
  
  Город, его впечатлил. Вепрнул куда-то в детство. Он привык к «большой земле», правда привык. Обжился, остепенился и честно называл домом ту сторону его жизни, но здесь… здесь все было иначе. Что-то родное, забытое, из детства. Правда, справедливости ради стоило сказать, что это чувство быстро пропало, сменившись апатичным ощущением одиночества и тяжелым грузом местами приятной, но в целом давящей на мозг памяти.
  С места в корьер, естественно! Ведь он приехал не домой. Старый друг, весьма легкий обед, а точнее сказать завтрак. Еще пару хапок, очевидный подъем настроения. Двор, улица и все таже компания. Сменился город, сменилось место… не меняются только лица. Пиво, гитара, регги и фристайлы. Все, как всегда.
  И тут пришла она… или Она… я уже не знаю, как правильнее. Конечно же моментально его взгляд был прикован к ней и он сам заставлял себя отворачиваться. Боже! Как он давно ее не видел. И как же она была красива. Девочка его сердца, как ни крути.
  Вся боль, злоба, обида, которую он так старательно собирал по крупицам все эти месяцы вдруг на мгновение куда-то делась и парнем овладело дикое желание прижаться к ней и зашептать: «Я не могу без тебя… не могу…».
  Она обняла его. Только как всех. В качестве приветствия. И ему показалось, что это было чуть быстрее и чуть «формальнее» чем с остальными. Она боялась как будто. Он на короткие секунды уткнулся носом в ее руку и втянул ее запах. Впрочем совершенно зря. Он потратит  потом целый вечер, но так и не вспомнит его, не сохранит в памяти. Как и еще один факт, который внезапно его заинтересовал, но в силу невнимательности он и на него не смог ответить. А так хотелось…
  Он отошел на качелю. Отделился, отгородился от общего веселья, чтобы немного подумать. Было сложно не смотреть на нее. И было сложно смотреть, ведь она была с ним. И это так раздражало парня.
  Было несложно предположить, что в голове зазвучит такой «родной» противный голос. Эта тварь всегда возвращалась в его разум, когда парень становился слабее, когда его можно уязвить. Забавно насколько изменилась суть речей гоблина, не меняя своей сути — было противно и больно:
  -Ты ведь любишь Ее… и ни хера ты не забыл. Любишь ведь!
  -Да! Да! Да, черт возьми… да и еще раз да!
  Бой своему подсознанию был в очерядной раз проигран. При такой логике не возможно было себя обмануть. Все очевидно. Можно рвать в порыве отчаяния какие угодно браслеты, можно решать все изменить, можно даже всерьез желать других девушек, но врать себе к сожалению было нельзя — он любил ее. Уже не так. Уже не хотелось рвать на себе волосы, не било в истерике, но он любил. Было бесконечно жаль чего-то… то ли себя, то ли всей этой ситуации, когда тебя пожирает безответная любовь к человеку, которому она не нужна.
  «Изменись или сдохни!» сказал он сам себе пару месяцев назад. И ему казалось, что все кончено, но нет. Нет. Вот тогда ему и удалось себя обмануть.
  День был закончен с мыслями о ней. Со всем тем богажом знаний и воспоминаний о ней и с ней связанных, которые он казалось забыл уже, но на самом деле бережно хранил в глубине соей бездонной памяти. Так глубоко, чтобы никто их не мог потревожить. Кроме нее, как оказалось.
  Он уснет, только под утро наконец дойдя до дома. А с полки насмешливо будут взирать на него два человека — мужчинна и женщина над надписью «Rasta Love».
Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment