Творчество

[Мои стихи и рассказы. Исключительно литературные произведения]

Зарисовка девятая

  Небольшая, но крайне аккуратная по своей обстановке и ремогту квартира сейчас переживала не лучшие свои времена по качеству убранности в ней. Но молодому человеку, седящему на диване кажется было плевать  Он был абсолютно расслаблен на свлем троне, среди относительного хаоса.
  Антена,, что служила неплохим передатчиком для отстойного микрофона теперь была прекрасным курительным девайсом. Дым, который сейчас казался очень даже приятным, а его количество из-за малых объемов не вызывало кашель… так вот именно этот дым медленно уносил парня все дальше. Надо сказать, что уносил очень медленно. Каждая антенка шлифовала. Словно подталкивала шаг за шагом к той пропасти, что называлась черной полосой. 
  Черная полоса… она была столь глубока и многогранна, что нельзя было понять, где и когда она начинается. Быть может вчера он был в ее начале, когда в полусонном состоянии лежал рядом с девушкой, которая ушла не осбо далеко в своем вчерашнем эмоцианальном состоянии. А может быть в этой черной полосе парень не был вот уже несколько месяцев. И тогда все было гораздо серьезнее:: не антенка, а целый парашют. Не шелуха, а реальные «домашние» шишки. Не компания приятной, в чем-то манящей его девушки, а только приятная на ощупь ручка холодильника и отдаленные голоса компании рядом. Вот это была черная полоса. И там было хорошо… или плохо… сложно сказать  Это состояние как самый дорогой бриллиант — поверни его не так и все его грани разом отразят свет и тебя ослепит. Ты не сумеешь увидеть истинной красоты этого совершенства. Но в умелых руках такой камень при правильном освещении мог бы засиять всей своей превосходностью. Только этот парень не был таким профессионалом и тогда бесконечно долго скитался в глубинах собственного сознания, моля Джа, чтобы тот наконец указал ему выход. Забавное такое чувство, когда тебе так хорошо, что хочется прекратить  Больше всего это было похоже на самый безумный в жизни секс, когда ты уже не можешь дышшать от желания это прекратить, но одновременно с этим ты отдал бы пол жизни, чтобы это могло продолжаться еще хотя бы мгновение. Вот, что являлось настоящей черной полосой.
  Все эти мысли про состояния, полосы и даже про секс — все они посещали парня  А еще он в очерядной раз отметил насколько бесвкусными стали сигареты. Словно он вдруг перешел на суперлегкие.
  Завтра будет поездка в город, домой. Хрть его там особо никто и не ждет, а она все же была более-менее ожидаемой. Он соскучился по городу и по тем немногим друзьям, что там остались. Он будет дома… скоро, хоть и немного.
  …Парень курил. Курил, сидя в высшей точки своего идеального одиночества. Он был один в своей голове, был один в этой квартире и был один в той части своей личности, что так нетерпела одиночества. Ей было столь важно, чтобы там кто-то был, но там никого не было. Жаль.
  Он не был даволен, не был счастлив. Он просто был сейчас здесь. Один. И это всего лишь факт.

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка восьмая

  Каждая минута бесценна. Вот они, 720 маленьких, но черезвычайно дорогих бриллиантиков, по штуке за каждую минуту моей жизни, что тратится на одну рабочую смену. И ничего больше за 12 часов. Только этот монитор, этот телефон с сигналом звонка уже отвратительным до дрожи и вызывающим спазм уха сигнал второй линии. Это все что у меня есть на 12 часов жизни. И это почти все, что у меня есть вообще.
  И сейчас, когда мне удалось прийти на работу не с «пустыми руками» у меня наконец появилась возможность остаться наедине с собой. Вот я. Сижу здесь, по левую свою руку и сейчас я хочу спросить себя-тебя брат. И неприменно спрошу. Вот только докурю трубку. И я знаю, что ты мне ответишь, ведь нам нет смысла скрывать что-то друг от друга. Ты снова единственный, тот самый единственный человек, которому я могу доверять на 101%. Ты снова один. И это хорошо. Хорошо что можно всецело, по-настоящему, абсолютно доверять только одному человеку.
  -Ты счастлив?
  -Да
  -Но… как?
  -А никак. Просто счастлив. Не вообще, а сейчас. В ту самую минуту когда ты задал свой вопрос я был счастлив. Впрочем, как и сейчас. И буду через минуту.
  И я начинаю рассказывать сам себе о собственной теории счастья. Что можно быть счастливым и будучи в полном дерьме. Просто счастье — это только ломанный график взлетов и падений. Есть пики, которые достигаешь всего раз и рано или поздно все равно опускаешься вниз. Но отрицательного предела никто не знает. Поэтому в каждой точке ты относительно счастлив. Просто есть память в тебе, о том, когда ты был на пике. И кажется, что такого уже никогда не будет. И это возможно правда. Только и сейчас, в данную минуту не так уж все и плохо.
  И я слушаю. Слушаю себя с абсолютным интересом и пристальным вниманием, как положено хорошему собеседнику. А потом я уйду от себя, а я погружусь в сон. Но мне еще столько всего хотелось бы себе рассказать. Я обязательно навещу себя в следующий раз.

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

«Странно»

Как странно снова видеть краски дня
И замечать в толпе приятные мне лица
Как странно, что есть я, но нет тебя
И странно, что не хочется забыться

Как странно чувствовать злобу, но не боль
И ты не снишься мне уже как раньше
Я — снова только я. И это моя роль.
Обычная… и от тебя все дальше

Воспоминанья о тебе так зыбки и непрочны
И голос внутренний кричит во мне «Дыши!»
Любовь не умерла, я это знаю точно.
Она уснула в темном уголке души

Но я не рву бреслетик на запястье,
Да, я хочу по-прежнему вернуть
Тот миг чудесный радости и счастья
Когда смогу к тебе я вновь прильнуть

Любовь уснула. Сладко, безметежно
А если хочешь — можешь разбудить
Одним движеньем или косаньем немным
Ее лишь верить нужно заново учить

Так странно, что она еще жива,
Ведь так старалась ты ее убить
Ну чтож, «Бывает» — в этом ты права,
Но я готов, все это повторить
 

Posted in Ки..., Стихи, Творчество | Leave a comment

Мой ласковый и нежный зверь ©

«Позволь я коснусь тебя,
Войдет в кровь звериный яд…»
© Ария

 

  Однакомнатная квартира с абсолютной тишиной и спокойствием внутри, обставленная в лучших традициях молодого холастяка — то есть по минимуму и без шика — была потревожена звуком ключа в замке.
  Он вошел и по привычке не включая свет в коридоре, снял курту и разулся. Прошел в комнату и опять же до боли привычно просмотрел список закачек на мониторе компьютера, после чего занялся приготовлением нехитрого ужина из яичницы и хлеба.
  Два года назад у него было всё. Всё в том прекрасном понятии «всё, что нужно». Нет, он ни тогда, ни сейчас не был сказачно богат и безумно красив, просто раньше он был счастлив! Интересная вообще штука это счастье — вещь, к которой стремится каждый человек. Только вот оно у каждого свое. Есть монахи, живущие в землянках, а есть олигархи, покупающие себе пятую яхту. По сути и те и эти — счастливы своей жизнью. А когда человек счастлив — он больше никуда не стремится, не торопится. Он останавливается внутри своей жизни и наслаждается моментами, в каждом из которых чувствует себя абсолютно счастливым.
  Для человека, живущего в этой квартире счастьем была Она. Тем самым неизмеримым и неистовым счастьем, когда каждая новая минута рядом с Ней была самой сладкой в его жизни. Но Она ушла. И теперь в его квартире жил только он и его одиночество. Да-да. Мерзкое ощущение того, что ты никому не нужен, что никто не думает о тебе перед сном и не ждет с тобой встречи несколько месяцев назад стало столь сильным, что превратилось почти в осизаемое существо. Оно приследовало парня. Давило на него по ночам и все время ковыряло ту маленькую ранку в глубине его сердца: «Ты один. Один! Ты никому не нужен…». Он работал до поздней ночи, приходил домой и сидел за компом до утра, потом пол дня спал и шел на работу. И все это время за ним ходило только его одиночество
  Зазвонил мобильный. Парень поднял трубку, успев заметить на дисплее незнакомый номер:
  -Да?..
  -Привет, ты где?
  -Эм… дома…
  -Ты не сменил еще место проживания?
  -А?.. Нет. Нет.
  -Отлично! Жди, скоро буду.
  В сметении парень положил трубку. Этот голос он не слышал около двух лет, но не узнать его он не мог. Это была Она…

  Он открыл дверь на короткий, вкрадчивый стук. Она практически не изменилась. Была такой, какой он помнил Ее два года назад. Вот только запах Ее парфюма, обычно стойкий и ощутимый… нет, он не просто изменился. Он отсутствовал. У Нее не было запаха.
  Немая сцена продолжалась несколько секунд, они смотрели друг другу в глаза и молчали. И когда он открыл было рот, чтобы что-то сказать, Она резко сделала шаг вперед
  Неожиданно сильным движением он был прижат спиной к шкафу, а Она жадно впилась в его губы поцелуем. Рука скользнула по его шее к левой стороне груди, где под рубашкой бешено заколотилось сердце.
  Воздух в его легких уже предательски заканчивался, когда она чуть отстранилась назад, пригладила кончиками пальцев его волосы и как ни в чем не бывала тихо шепнула:
  -Привет…

  -Выпьешь вина?- спросил он, наконец найдя что вообще можно сказать. Молчание было неловким, но оно было потому что как всегда совершенно неясно с чего можно начать разговор людям, которые не виделись два года.
  Она лежала на диване, медленно вертя в руках яблоко со стола и изредка посматривала в его сторону, словно изучая.
  -Нет, я не пью.
  -От чего же?
  -Хм. Скажем так — здоровье не позволяет.
  -Ну… тогда угощайся, — парень кивнул на яблоко в Ее руках. Она любит яблоки, он помнил это точно также как и все что когда-либо знал о Ней.
  Она медленно провила остренькими ноготками по поверхности фрукта, оставляя маленькие бороздки. Потом такжемедленно поднесла руку к губам и облизнула ноготки кончиком языка. В каждом Ее движении было что-то манящее, эротичное, хищное. Он невольно улыбнулся. Она подняла на него глаза:
  -Я все еще тебе нравлюсь?
  -Да,- в ту же секунду ответил он абсолютно серьезно. Как будто это был блиц.
  -Ты хочешь меня?
  -Да.
  -Ты меня любишь?..
  -Я.. не знаю…
  Она поморщилась и наконец отбросила яблоко обратно на стол:
  -Жаль, что ответ одназначно не отрицательный. Было бы проще.
  Она поднялась, прошла несколько шагов и села к нему на колени. Как раньше., уткнулась лицом в его плечо и от чего то шумно задышала:
  -Зачем ты пришла спустя столько времени?- негромко, но твердо спросил он.
  -Потому что сейчас я так хочу, — ответила Она нагло и коснулась его шеи губами. Она приоткрыла рот и на выдозе вдруг впилась в его шею.
  Неожиданно его пронзила боль. Острая, быстрая. Она прокусила кожу. Кровь! У него идет кровь. Инстинктивным движением он попытался оттолкнуть Ее, но Она оказалась вдруг куда сильнее и одной рукой прижала его к спинке кресла. Она пила его кровь.
  Он понял все. Он верил в то, что этот момент наступит, что мир вокруг окажется не таким простым как на первый взгляд. Он ждал такого момента всю жизнь и вот наконец он наступил.
  Прижимая Ее к себе, он прикрыл глаза, погружаясь в мутную сладкую бездну бкссознательности, где были только они. Звук биения его сердца и тонкая струйка жизни, бьющая из маленой ранки на Ее язык.
  Она не пила спиртного — вывернет. Острые запахи, даже запахи духов вызывали отвращение, поэтому Она ими не пользовалась. Вкус любимых яблок не приносил наслаждения. И на протяжении всего вечера в ушах у Нее как гром грохотал стук его сердца. Неприодолимый, манящий. Она бы отдала все за еще один глоток его крови. И еще один. И еще. И еще. Она просто была вампиром
 
  Он лежал в кресле, силясь держать глаза открытыми. Она сидела на диване напротив и совершенно не сторалась скрыть крупную дрожь, что бмла Ее тело. Она была на пике эйфории и дикого возбуждения:
  -Поверь мне, есть нечто лучшее для секса, чем марихуана…- Она мечтательно улыбнулась и медленно облизнула верхнюю губу от капель его крови. -Я хочу сделать тебе подарок. Будь со мной. Будь моим…
  -Ты предлагаешь обратить меня?..
  -Да.
  -А.. ты можешь любить?
  -Не знаю, — виновата пожала плечами Она. -Говорят, что нет.
  -Но как же мои чувства к тебе?..
  Она вдохнула снисходительно, так, словно он говорил полную чушь:
  -К черту чувства. Просто будь моим. Я так хочу…

  Она была сверху и на Ней почти не было одежды. Ее страсть была непохлжей ни на одну из тех, что он видел. Она была одновременно нежной и грубой, милой и опасной. Она могла быть любой и моментально менялась. А еще все происходящее приносило Ей дикое, неописуемое удовльствие, чего Она не скрывала.
  В какой-то момент Она резко рванулазубами собственную руку в запястье. Прижалась к нему всем телом и поднесла рану к его губам.
  Вкус Ее крови был вполне обычным. Соленым, как всегда. Он пил ее жадными большими глотками, чувствуя как в животе наростает неприятное ощущение отвращения. Она тихо постановала и тяжело дышала, хотя кроме этого между ними уже ничего не происходило.
  -До встречи…- шепнула Она ему на ухо и пальцы свободной руки сомкнулись на его шее.
  Он задыхался, стараясь и сам не дышать, чтобы ускорить процесс. Последнее, что он видел — Ее глаза. И тут он вдруг понял, осознал, словно вспомнил! На последний воздух из легких он произнес только:
  -Я люблю тебя…
  И умер.

  Он очнется утром. Она будет мирно спать рядом. Идилия и его мечта. Только вот он никогда уже не скажет Ей, что любит ее. Не испытает перед ней никакого иного трепета, кроме как дикого звериного желания Ее тела. И это грязное похотливое чувство будет единственным, что их вместе держит.
  Вот только вся фишка в том, что будучи двумя зверями, которые просто упиваются страстью друг друга, Они будут абсолютно счастливы. А большего просто не нужно

Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment

И еще бред неспящего (7:17 на часах)

«Ах, Смерть!..»

 

Ах, Смерть! Я не боюсь твоих оков!
Теперь я всё увидел без прекрас
Я мертв. Но если надо — я готов,
И за Нее умру еще десяток раз.

Я столько выдержал и стольких победил,
Мою победу мне душа уже воспела,
Один удар я только пропустил,
И он смертелен. Так Она хатела.

Никто не будет знать о наших с Ней боях
Наденем маски с нарисованной улыбкой,
Но и с накидкой лжи на сгорбленных плечах,
Любовь свою не назову ошибкой

Я сам причина этих своих бед!
Ведь для Богини только сердца мало
И в руки к Ней я сам вложил стилет,
И сам отметил место для удара

Поблекли красок яркие тона
И трупу по ночам так плохо спится
Кого обманывать, ведь в мыслях лишь Она.
О, Боги! Я люблю свою убийцу

И чистый воздух мне теперь не нужен
Ее парфюм — причина для дыханья.
Я задыхаюсь — приговор заслужен
И это всё лишь ожидаемые страданья

И не согреет тяжесть чужих рук
Ведь в сердце рана всё еще огромна
Быть может у меня хоть тысяча подруг,
А воскресить — только Она способна

Posted in Ки..., Стихи, Творчество | Leave a comment

Зарисовка седьмая (The End?..)

  -И что теперь?
  -Может быть всё?..- неуверенно сказала Она. -Может тебе стоит уйти?..
  -Я не могу…
  -Тогда уйду я…
  -Как знаешь…- он подавился собственными словами. -Я не буду тебе звонить и постараюсь не писать. Но не потому что не хочу, а потому что просто буду ждать…
  Она уходила. Шаг за шагом все дальше от остановки, а он смотрел Ей в след. Нет, он не плакал. Слезы просто лились по его лицу. Хотелось сорваться с места, подбежать к Ней, всхватить за руку и в сердцах заорать: «Ты что дура?! Я же люблю! Люблю тебя больше жизни». И если бы они были героями дешевого фильма о любви — это бы имело смысл. Но они были реальными людьми, в реальной жизни. Такой жестокой для него, с девушкой, ради которой он готов на что угодно, но которой ничего не нужно и такой «легкой» для Нее, где всегда будет парень, который готов быть рядом по одному Ее слову.
  Она ушла, а слезы продолжали катиться по его лицу. Он плакал, не в силах сдержать себя. Слезы просто катились сами собой по его щекам. Совершенно не имели значения люди, которые озирались на него. Его не заботило их мнениние. Ему просто было плохо — Она ушла. И пусть это был абсолютно «бабский поступок» — плакать вот так. Сейчас даже Она могла принять это за его минус, за его абсолютную слабость — неважно. Он не тряпка. Он остается мужчиной. Просто ему больно. Невыносимо больно.
  Он закурит, начнет писать Ей бессмысленное sms ипропустит последний автобус. Вызовет с мобильного такси, подавит желание уехать с к другу, чтобы нажраться и уедет домой.

  Он зашел на кухню и в полутьме включил лумпу над раковиной. Сел на скраю на маленький диван и инстинктивно повернулся в правую сторону. Всё как тогда, когда всё сумело начаться — девятого октября. Только Ее нет рядом. Больше нет. Она забила на всё и приняла решение уйти.
  Слез уже нехватало. Рана, которую она так долго и упорно расковыривала вдруг открылась на максимум и мерзко закровоточила, едкой, невыносимой, пульсирующей болью где-то в глубине сердца, что эхом отдавалось в виски. Хотелось кричать, в голос кричать от невыносимой, нездержимой боли внутри. Упасть под стол и трястись в безумной лихорадке, в дикой ломке без Нее. Но он не мог поддаться этому чувству — не дай бог увидит мама. Она не должна знать его слабые стороны, он не доставит ей такого удовольствия
  Мозг вдруг разом вспомнил всё. Очертания Ее тела в его рубашке, вкус Ее губ, каждое Ее прикосновение, каждое слово, Ее сладкий и такой стойкий запах. Он помнил Ее так подробно, что мог до ощущений представить, будто Она рядом. Только это не помогало. Теперь не помогало. Потому что гоблин, тот самый сволочной гоблин в его голове, всегда напоминал, что больше это не имело смысла: «Эй! Ведь ты Ей больше не нужен…»
  Он закурил, продолжая вспоминать каждую мелочь о Ней, коих помнил сотни. Было просто до невыносимого больно и так хотелось разом прекратить эту боль. И впервые его останавливал от очень глупого шага не факт ценности собственной жизни. На какое-то время его жизнь утратила для него всякое значение. Какой смысл жить, когда ты не нужен любимому человеку, когда на тебя насрать?.. Но из дикой любви к Ней, он не может сделать этого. Слишком жестоко. Ведь Она будет винить себя и он не может этого позволить. Ведь Она совсем не виновата, что он так любит Ее.
  Он выкурил сигареты три. Пока не начало мутить от табачного дыма, а потом тихо ушел в свою комнату. Хотелось забраться под одеяло, свернуться клубком и побыстрее уснуть. Чтобы проснуться завтра. В новом ебаном завтра. Где может быть вдруг Она по нему соскучится, где он снова станет Ей нужен. В качестве слабости, привычки или парня — уже не важно. Только бы быть рядом. Только скорее всего он проведет этот день не отходя от телефона, а Она так и не позвонит. Ни завтра, ни послезавтра. Он уедет в пятницу в Челябинск и до соплей укурится, на пару часов думая, что жизнь прекрасна, но под вечер в субботу снова будет сидеть со своим телефоном и судорожно ожидать, что он заиграет мелодией входящего вызова.
  На пару часов он забудется в веренице бесмысленных сериалов и аудиозаписей Контакта. Но когда выключится свет и погаснет монитор, он сожмется в комок под своим одеялом, закроет глаза и погрузится в свои грустные мечты. Не абстрактые мечты о «светлом будущем», а впоне конкретные о Ней одной. И он уснет с диким желанием увидеть Ее во сне, чтобы на несколько призрачных минут обмануть самого себя и снова побыть счастливым. Хотя бы так…
  Она просто нужна ему. Как воздух. И ему важно быть нужным Ей. А пока ему только дико больно…

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Злоба в стихах

Я стою на краю обрыва. Приговор —
Вечный творческий голод
Ты сумела сердца порывы
Поменять на пафосный город.

В этот город готова дорога
И тебя я не скоро увижу.
Он мне нравился раньше… немного,
А теперь я его ненавижу!

Нужно плакать, бесится от злости:
«Ну другой не найду я что ли?!»
И с друзьями мыть тебе кости…
Только хочется плакать от боли.

Безразличием боль умножая
Рядом ты, и куда мне деваться?
Я люблю тебя, дорогая!
Только это помогает держаться

Ты признала: «Глупа и наивна»
И другого, мол, хода не знаешь
Только мне до безумья противно.
Я люблю тебя. Ты понимаешь?!

Мне противно — другой обнимает тебя,
Чуть противно, чуть страшно, и только.
Вдруг, в отличии от меня,
Он умеет делать девушкам больно?..

Поживи «новой жизнью» немного,
Поищи меня в отраженьях,
А в итоге: прошу, ради Бога
Выбор свой не признай пораженьем

И когда в отношениях задница,
Помни — все мы разные люди,
Но важна одна только разница:
Он не я. И также любить не будет!

Posted in Ки..., Стихи, Творчество | Leave a comment

Полет фантазии II (в погоне за тенью)

  Пятница самый прекрасный день недели. Особенно если ты учишься в ЧелГУ — ведь скорее всего тебе завтра уже не надо вставать в самую раннюю рань и тащиться на пары. Настроениеу парня, стоящего на остановке было очень даже хорошим. Он вообще последнее время специально научилд себя радоваться мелочам, потому что радоваться вселенскому счастью собственной жизни все как-то не получалось, видимо по причине отстутствия этого самого счастья. И коллоквиум сдан, и долгов по учебе немного, и деньги на кармане есть, и весенние солнце достаточно теплое для комфортной прогулки — все хорошо. Даже людей на остановке немного, а это значит, что не придется ждать вторую маршрутку и можно быстро добраться до дома, хотя в нынешних погодных условиях это было не столь важно.
  Музыка в наушниках вдруг прекратилась, прерываясь на знакомую мелодию входящего вызова. Парень несколько растеряно нажал кнопку на гарнитуре:
  -Слушаю…
  -Здорова! Ты где? — голос своего Бразы парень мог узнать из тысячи. Братьев и друзей может быть несколько, а вот сосед — один.
  -Привет. Я вот с пар только вышел. Сейчас в магазин и домой.
  -Ясно. Ну я в город.
  -А физра завтра?
  -Да похуй… прикроют.
  -Ну окей. Удачи. До воскресенья тогда.

  Пустая однокомнатная квартира — это хорошо. А еще лучше это тогда, когда у тебя есть девушка. А у этого парня она была. Впрочем, появилась недавно. Чуть больше месяца назад. Она была милая, добрая. В меру умная. Именно в меру. То есть она не была тупой или глупой, но была (или пыталась быть) такой, что он всегда чувствовал себя немного умнее, мудрее что ли. Может быть это было действительно так, может быть от того, что он был немного старше. А еще он был ей нужен. Ей было с ним хорошо и она стремилась проводить с ним как можно больше времени. Сама звонила по вечерам и писала смски утром, хотя знала, что уже через час они встретятся на парах. Он стал потиихоньку убеждать себя, что она почти идеальна. Осторожно стал учить себя любить ее. Вот уже научился с упоением смотреть в ее глаза, находя в них что-то до боли знакомое. Привык к ее рукам, что было самое сложное, так как сама физическая близость между ними наступила давольно быстро, а привычка к ее телу, ее вкусу и запаху начала появляться только сейчас.
  Может быть все эти события годовой давности были ошибкой? Может быть вот она — его девочка? К тому же это идеально объясняет его взгляды, как фаталиста — мактуб. Ему суждено было испытать эту боль и уехать в Челябинск, чтобы там найти ее.

  Они сидели обнявшись перед монитором. Был запущен какой-то фильм. Что-то там о любви. Он как-то даже и не вникал, думая о своем. О каких-то совсем насущных проблемах, вроде того когда сделать домашку по физике и о том, что надо бы купить хлеба. Да и монитор на его компьютера вон какой грязный.
  Завибрировал его телефон. Парень на автомате нажал пробел и быстрым движением руки поднял трубку, не успев посмотреть от кого входящий вызов:
  -Да?..- и видимо ответ с той стороны трубки поверг его в небольшой шок. -Да… да, привет,- улыбка появилась на его губах, но поспешно была стерта. -Да, я тебя тоже… слушай… я сейчас не могу говорить. Давай я перезвоню тебе как-нибудь, хорошо? Ну всё… давай, пока.
  -Кто это был?- спросила девушка рядом. Спросила спокойно, без тени подозрения, просто поиинтересовалась.
  -А?.. Да так… сестра. Помнишь я тебе рассказывал, «дочь» моего отца?.. Давно мне не звонила так…
  Человек, знающий боевые искусства не любит драться. Человек, идеально владеющий техникой вранья, предпочитает не врать. Он редко врал, но сейчас был именно такой момент. Это была не сестра. Это была Она. Вот так вот просто набрала его номер. В простой фразе «Я так рада тебя слышать… как у тебя дела?» он уловил присутствие алкоголя в ее крови, впрочем, не очень большого количества. Он еще оказывается помнит — помнит все о Ней, даже такую мелочь как нюансы Ее голоса при опьянении. Больше всего на свете ему захотелось сейчас быть одному в этой квартире, чтобы чуть дрожащими руками всхватить телефон и перезвонить Ей. Слушать, слушать ее голос. И плевать, что разговор был бы очень глупым и бессмысленным. Плевать, что многого они не могут друг другу рассказать, чтобы не обидеть. Главное слушать Ее. Главное Ее слышать.
  Он поспешно отложил от себя телефон и привычным движением поправил браслет на левой руке. Улыбнулся немного и сказал сухо, нажимая пробел:
  -Я сейчас приду. Ты смотри — этот фильм я уже видел.

  Он поспешно ушел на кухню, закрыл дверь и открыл дверцу микроволновки — единственное нужное сейчас освещение, за неимением маленького светильника. Стало вдруг больно. Немного, но ощутимо больно внутри, словно заныли «старые раны».
  Его девушка не приветствовала любые наркотики, но сейчас это было неважно. Он достал из ящика «парашют». Они давно курили только через бонг, а парашют по счастливой случайности «жил» здесь, под раковиной. Зарядил полный колпак и вдохнул его на одном дыхании. В легкие ударила дикая, разрывающая боль, от которой так хотелось откашлиться. Он сжал губы, втягивая носом воздух. Ему нужна была эта физическая боль. Так проще.
  Накрыло быстро. Он закрыл глаза, чувствуя словно тело воспаряет над стулом. Живое воображение сразу стало рисовать приятные картинки из его прошлого, а особенное состояние передавало все. Казалось он снова чувствует Ее кожу кончиками пальцев, чувствует Ее запах… сладкий… манящий. Чувствует Ее губы, так близко…
 Один Ее звонок, несколько секунд Ее голоса разом разрушили воздушный замок, что он строил — он ничего не забыл. Он не смог хоть немного забыть Ее. Она — по-прежнему его слабость. А девушка в соседней комнате — всего лишь Ее тень. Придуманный, дорисованный до нужного образ. Кого он обманывает. Он любит не эти глаза, прикосновения не этих рук ему нужно. А всё стремление этой девушки к нему он готов прямо в эту секунду променять на пару часов безразличия с Ее стороны. Только бы Она сейчас оказалась рядом…
 Сегодня у них не будет секса. Да, они уснут на одной кровати, но он быстро поцелует свою девушку и закроет глаза. Обняв эту так, как обнимал Ее чуть больше года назад, когда они уснули только под утро. Он принципяльно не изменял своим девушкам физически, но с Ней умудрился изменить даже морально.

  А чероез пару недель он найдет в себе силы все-таки набрать Ее номер.
  -Как твоя девушка?..
  -Мы расстались пару дней назад.
  -Да? Почему?
  -У нее наверное всего один, но самый большой минус: она — не Ты…

Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment

Полет фантазии

Мечтать не вредно — вредно не мечтать. А почему бы и нет… какого черта!

 

  Вера человека во что угодно, кроме себя, заведомо провальна и по сути бессмысленна. Просто человек слишком слаб, чтобы во всем доверяться себе и ему проще думать, что что-то существует в этом мире чтобы ему помочь. Можно верить в Бога, в Царя, в Партию или даже «светлое будущее» — это неважно. Важно думать что ты не одинок, что если всё плохо и ты сам облажался есть хотя бы маленький шанс, что это «что-то» изменит всё к лучшему, а тебе ничего не нужно будет делать.
  К чмслу бессмысленных верований относилась и вера «в новую жизнь». Никакой новой жизни никогда и ни у кого не было. У всех она одна, такая, какая есть. Человек мог сменить работу, город или даже страну — все сводилась к простой смене обстановки. Несколько новых человек в твоем окружении, новая кровать, на которой ты спишь и новая дверь чероез которую ты попадаешь на улицу — только и всего. В остальном это все тот же ты, все теже твои мысли и заморочки. Ничего по сути не менялось.

  Он и Она уже были не вместе, давно не вместе. Жили по разным городам и из собственной слабости предпочитали верить, в то, что это их «новая жизнь», в которой нет места «отголоскам из прошлого». Всё теперь казалось было иначе —  не было милых sms’ок, они не переписывались часами Вконтакте, они быстро прекратили звонить друг другу, уверив себя, что звонок в роуминг — слишком дорогое удовольствие даже для того, чтобы услышать родной голос.
  Вот только в их телефонах все еще сохранились коллекции номеров друг друга. Всех до единого. Включая номера sim’ок их родного города, временных и тех самых роуминговых, на которые они так боялись звонить. А все для того, чтобы снова на пару десятков минут услышать голос с той стороны трубки, когда один из них был пьян и в необъяснимом порыве ностальгии набирал другого. Такие разговоры могли длиться долго, не смотря на их стоимость, но состояли в основном из нетрезвого бреда или неловкого молчания. На утро кто-то из них зарекался, что этобыл последний раз, что он больше никогда не наберет этот номер, но история повторялась.
  Виделись они еще реже. Всего несколько раз за учебный год, когда случайно или почти случайно совпадали выходные, в которые они приезжают домой. Они проводили это время вместе, но всегда по-разному. Иногда как друзья, а иногда как нечто большее, когда кто-то из них поддавался собственной слабости.
  Его страничка давно уже не была верхней в поиске на vkontakte.ru, а его телефон уже и забыл, что ее номер был когда-то в «избранном», но они вспоминали друг друга.
  Она всякий раз когда натыкалась на какого-нибудь козла, вспоминала его и думала, что он никогда бы «так» не постпупил. Быть может она даже проронила по нему еще несколько слез, но это не были слезы истерики и горькой утраты, а скорее были слезы ностальгии и воспоминаний, что когда-то ей было лучше чем в эту минуту, что она была чуть счастливии с ним рядом, чем сейчас. А еще иногда она случайно находила ссылку на его блог. Читала несколько свежих сообщений, чтобы узнать как у него дела, но никогда не прочитывала все до конца, потому что это уже было неважно. Зато отмотав несколько страниц назад, она перечитывала уже известные ей строки. Тот немалый пласт его дневника, что был посвящен ей одной. И в ее живом воображении всплывали приятные яркие воспоминания.
  Он вспоминал ее чуть чаще, но с тем же оттенком приятной грусти. Наверное он мог бы честно сейчас сказать, что все еще любит ее. По крайней мере он не испытывал ничего подобного ни к одной из своих других девушек. Но он старался не думать об этом, ведь его никто об этом не спрашивал. Иногда, в редких разговорах, ей очень хотелось задать этот вопрос, чтобы наконец с облегчением, легкой обидой и грустью услышать «Нет…» и понять, что в его жизни появилась Другая. Но она боялась. Боялась сама не зная чего. То ли услышать положительный ответ, что доказало бы, что все что он говорил раньше — чистая правда и он никак не может ее забыть, то ли просто не хотела поднимать эту тему, чтобы вдруг не сделать ему больно.
  Все его девушки, которые хоть что-то значили в его жизни, знали про веру в браслеты. На его правой руке уже сменилось несколько из этих дешевых изделий, которые «помогли» достигнуть опредленной цели и согласно традиции уничтожались, заменяясь на новый. Но никто (даже самые близкие друзья» не знали о назначении тонкого красного браслетика на его левой руке, который он не снимал и не менял всё это время. Любая попытка заговорить об этом заканчивалась давольно жесткой фразой: «Это неважно». А  он просто носил этот браслетик. И пока он не порвался, пока жива эта бессмысленная по сути вера в лучшее — у него была надежда. Надежда, которая жила уже так глубоко внутри, что почти не давала о себе вспомнить. Надежда уже даже непонятно на что, но на была… и это было важно
 

Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment

Зарисовка шестая

  -Тебе холодно?..
  -Нет,- ответила Она и сильнее обняла сама себя.
  Он пожал плечами. А ему было холодно. Поднялся непритный ветер. Из тех, что были несильными, но задували под одежду как только могли, тем самым принося мерзкий холодок под курту. Он засунул руки в карманы, пытаясь спасти пальцы пока они не потеряли возможность двигаться. Рука нащупала пачку сигарет. Хотелось курить. Привычка курить вообще быстро вернулась. Глупая попытка заменить один «наркотик» другим, как он сделал когда-то. Вот только как оказалось — привыкание к никотину куда слабее.
  -Закури… сейчас ведь уже наплевать. На нее. На ее мнениние. Наплевать!- знакомый противный голос звучал в голове. Теперь гораздо чаще. Почти всегда звучал только он. -Почему ты должен делать что-то ради нее, когда она сделала тебе так больно?!
  По сути гоблин был прав. Парень прекрасно это понимал. Но понимал исключительно головой, разумом. Понимал той самой казалось бы абсолютной, несломляемой логикой. Только были и еще мысли, которые диктавало ему его сердце. И вот его-то он как раз и слушал последние две недели. Именно из-за него дестиминутные размышления о том стоит ли Ей позвонить закончились тем, что они сидели здесь. Как бы вдвоем и как бы по отдельности.
  Они пытались говорить, но разговор как-то не клеился, поэтому вряд ли кто-то из них смог хоть что-то запомнить кроме одной его фразы:
  -Знаешь, я дам тебе совет — если будешь делать что-то для человека, а он для тебя ничего — уходи. Немедленно уходи. Из этого ничего не выйдет… как оказалось…
  Она понимающе и несколько грустно кивнула:
  -Значит тебе нужно было уйти…
  А он усмехнулся:
  -Я сейчас здесь. И даже теперь я не могу уйти от тебя, а ты говоришь — «тогда».
  Ему было больно. Невыносимо больно от того, что он не знал, что сделать, что сказать. А так хотелось. Просто для Нее. Он чувствовал эту боль. А Она прекрасно его понимала. И поэтому общий тон разговора был грустным.

  Позже они стояли в незнакомом подъезде с неоконченным ремонтом. Мокрые от разгуливания по снегу и от этого же замерзшие. С новой бутылкой шампанского.
  -Иди сюда…- проговорил Он и обнял Ее. Она не возражала, приблизилась и положила голову на его плечо. Он вдохнул Ее запах. Такой знакомый и такой приятный, родной. Дикий микс из сладкого запаха духов и Ее волос. Он закрыл глаза, на несколько минут найдя своё абсолютное счастье. Снова.
  -Подожди- он отстранил Ее на шаг и растегнул куртку. Она запустила под Нее руки, как делала раньше и обняла его, сильнее прижимаясь. Так было теплее.

  В какой-то момент он просто Поцеловал Ее. С таким же страхом. С таким же опасением провала, как в первый раз. Но Она ответила. Неожиданно решительно, словно ждала этого.
  Их поцелуй был нежным и одновременно жадным. Они оба соскучились друг по другу даже в таком самом простом и примитивном плане — в физическом. В ощущении губ и дыхания друг друга. И он прекрасно знал, что Они могут разойтись хоть десяток раз, завести себе хоть по нескольку «вторых половинок», а эта нехватка друг друга все равно будет иметь место быть.
  Этот вечер длился в таком ключе еще несколько часов. На какое-то время его-таки настигло собственное абсолютное счастье. На несколько десятков минут Она сама признала, что Она — «его девочка» и дала ему снова это почувствовать. Даже пачку сигарет его выбросила в почтовый ящик. Из заботы или для забавы — неважно, но так мило… И совершенно плевать, что все это могло выглядеть смешно, а они (два взрослых человека) обнимаются в чужом подъезде, как семиклассники — им просто было хорошо.
  Она делала ему больно на протяжении этих двух недель. Но сейчас он понимал, что все это время «мучений» ни что по сравнению с этими несколькими часами. И завтра может быть снова больно и грустно. Они могут делать вид, что ничего не произошло или наоборот раздуть, что произошло слишком много, что все это было зря. Все это будет стоить этих минут… с Ней рядом.
  И он снова назовет их поцелуй «крайним», не решившись назвать «последним»…
 

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment