Monthly Archives: Август 2011

…13… (о честности к себе и к ней)

«Всегда давайте человеку второй шанс и никогда не давайте третьего»   — гласит одна из пафосных поговорок с пабликов с розовыми соплями. И если принять эту фразу за абсолютную истину, мне думается я рад, что мой второй шанс не был мне дан сейчас. 

  Все было бы лучше, я был бы более удобен для нее. Казалось бы, что я сам стал лучше, что изменился. Конечно! Ведь я знаю, что по ее мнению делал не так и разумеется не делал бы этого, вел бы себя иначе.
  Только я не считаю, что люди (мужчины в особенности) после 19-20 лет своей жизни способны сильно меняться. Это было бы притворством. Я был бы таким потому что только таким «новым» она бюыла бы готова меня принять. 
  Я так не хочу. Это не честно по отношению к ней. Это было бы враньем. Не врал ей и не стоит начинать.
  Пусть не с ней, но для нее останусь самим собой. А дальше посмотрим
Posted in Блогерство, Мысли | Leave a comment

Зарисовка десятая

 

«Слова, что грели мое сердце оказались ложью,
Все в жизни может быть…
Нам для других меняться очень сложно,
Нам проще все забыть«
© Дима 'Шизя' Широбоков
 
  Пробуждение было медленным и тяжелым. Слишком мало он спал. Слишком долго пялился в пусть и интересный сериал, слишком много ганжа успел выкурить хоть и хотел попуститься.
  До автобуса катастрофически мало времени. Так мало, что завтрак благополучно уступает утреннему душу и прочим гигиеническим радостям. Да и обилие продуктов в холодильнике не позволяет сделать хоть что-то стоящее.
  Стук в окно известил о прибытии одного очень важного (особенно сейчас человека) — друга с билетом на тот автобус, на который парень кажется уже начинал опаздывать. Еще хапка. Просто чисто с другом и в путь. Благо вещи по одной из немногих хороших привычек были собраны еще вчера.
  Он опаздывал. И это знал точно. Поэтому сильно торопился, пропустив привычное курение на остановке, хоть и очень хотелось попробовать бесвкусного, как всегда в такие моменты табака. Чувство времени было сильно нарушено. Парень не мог сказать как долго он был в пути. Однако это помогало торопиться, то есть делать все максимально быстро и при этом не кипишить. Лишний кипиш обычно только мешал.
  Он не пришел как раз вовремя. Автобус. Такой знакомый автобус, на котором он ездил не меньше десятка раз, уже стоял у платформы. Даже покурить можно было успеть. К табаку, кстати, медленно возвращался вкус, значит отпускает.
  Пару слов для девушки, которая… которая занимала весьма странное место в его жизни. Мимолетное рукопожатие с парнем, которого он видел впервые и вот он уже сидит чуть впереди них двоих и все они мчат вперед. Домой. Или точнее «домой.
  Спать не удавалось, как часто с ним бывает. Музыка, попадающая на рендоме в плеере больше бесила. Приходилось часто переключать. В полудреме он и доехал до города.
  
  Город, его впечатлил. Вепрнул куда-то в детство. Он привык к «большой земле», правда привык. Обжился, остепенился и честно называл домом ту сторону его жизни, но здесь… здесь все было иначе. Что-то родное, забытое, из детства. Правда, справедливости ради стоило сказать, что это чувство быстро пропало, сменившись апатичным ощущением одиночества и тяжелым грузом местами приятной, но в целом давящей на мозг памяти.
  С места в корьер, естественно! Ведь он приехал не домой. Старый друг, весьма легкий обед, а точнее сказать завтрак. Еще пару хапок, очевидный подъем настроения. Двор, улица и все таже компания. Сменился город, сменилось место… не меняются только лица. Пиво, гитара, регги и фристайлы. Все, как всегда.
  И тут пришла она… или Она… я уже не знаю, как правильнее. Конечно же моментально его взгляд был прикован к ней и он сам заставлял себя отворачиваться. Боже! Как он давно ее не видел. И как же она была красива. Девочка его сердца, как ни крути.
  Вся боль, злоба, обида, которую он так старательно собирал по крупицам все эти месяцы вдруг на мгновение куда-то делась и парнем овладело дикое желание прижаться к ней и зашептать: «Я не могу без тебя… не могу…».
  Она обняла его. Только как всех. В качестве приветствия. И ему показалось, что это было чуть быстрее и чуть «формальнее» чем с остальными. Она боялась как будто. Он на короткие секунды уткнулся носом в ее руку и втянул ее запах. Впрочем совершенно зря. Он потратит  потом целый вечер, но так и не вспомнит его, не сохранит в памяти. Как и еще один факт, который внезапно его заинтересовал, но в силу невнимательности он и на него не смог ответить. А так хотелось…
  Он отошел на качелю. Отделился, отгородился от общего веселья, чтобы немного подумать. Было сложно не смотреть на нее. И было сложно смотреть, ведь она была с ним. И это так раздражало парня.
  Было несложно предположить, что в голове зазвучит такой «родной» противный голос. Эта тварь всегда возвращалась в его разум, когда парень становился слабее, когда его можно уязвить. Забавно насколько изменилась суть речей гоблина, не меняя своей сути — было противно и больно:
  -Ты ведь любишь Ее… и ни хера ты не забыл. Любишь ведь!
  -Да! Да! Да, черт возьми… да и еще раз да!
  Бой своему подсознанию был в очерядной раз проигран. При такой логике не возможно было себя обмануть. Все очевидно. Можно рвать в порыве отчаяния какие угодно браслеты, можно решать все изменить, можно даже всерьез желать других девушек, но врать себе к сожалению было нельзя — он любил ее. Уже не так. Уже не хотелось рвать на себе волосы, не било в истерике, но он любил. Было бесконечно жаль чего-то… то ли себя, то ли всей этой ситуации, когда тебя пожирает безответная любовь к человеку, которому она не нужна.
  «Изменись или сдохни!» сказал он сам себе пару месяцев назад. И ему казалось, что все кончено, но нет. Нет. Вот тогда ему и удалось себя обмануть.
  День был закончен с мыслями о ней. Со всем тем богажом знаний и воспоминаний о ней и с ней связанных, которые он казалось забыл уже, но на самом деле бережно хранил в глубине соей бездонной памяти. Так глубоко, чтобы никто их не мог потревожить. Кроме нее, как оказалось.
  Он уснет, только под утро наконец дойдя до дома. А с полки насмешливо будут взирать на него два человека — мужчинна и женщина над надписью «Rasta Love».
Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment

Зарисовка девятая

  Небольшая, но крайне аккуратная по своей обстановке и ремогту квартира сейчас переживала не лучшие свои времена по качеству убранности в ней. Но молодому человеку, седящему на диване кажется было плевать  Он был абсолютно расслаблен на свлем троне, среди относительного хаоса.
  Антена,, что служила неплохим передатчиком для отстойного микрофона теперь была прекрасным курительным девайсом. Дым, который сейчас казался очень даже приятным, а его количество из-за малых объемов не вызывало кашель… так вот именно этот дым медленно уносил парня все дальше. Надо сказать, что уносил очень медленно. Каждая антенка шлифовала. Словно подталкивала шаг за шагом к той пропасти, что называлась черной полосой. 
  Черная полоса… она была столь глубока и многогранна, что нельзя было понять, где и когда она начинается. Быть может вчера он был в ее начале, когда в полусонном состоянии лежал рядом с девушкой, которая ушла не осбо далеко в своем вчерашнем эмоцианальном состоянии. А может быть в этой черной полосе парень не был вот уже несколько месяцев. И тогда все было гораздо серьезнее:: не антенка, а целый парашют. Не шелуха, а реальные «домашние» шишки. Не компания приятной, в чем-то манящей его девушки, а только приятная на ощупь ручка холодильника и отдаленные голоса компании рядом. Вот это была черная полоса. И там было хорошо… или плохо… сложно сказать  Это состояние как самый дорогой бриллиант — поверни его не так и все его грани разом отразят свет и тебя ослепит. Ты не сумеешь увидеть истинной красоты этого совершенства. Но в умелых руках такой камень при правильном освещении мог бы засиять всей своей превосходностью. Только этот парень не был таким профессионалом и тогда бесконечно долго скитался в глубинах собственного сознания, моля Джа, чтобы тот наконец указал ему выход. Забавное такое чувство, когда тебе так хорошо, что хочется прекратить  Больше всего это было похоже на самый безумный в жизни секс, когда ты уже не можешь дышшать от желания это прекратить, но одновременно с этим ты отдал бы пол жизни, чтобы это могло продолжаться еще хотя бы мгновение. Вот, что являлось настоящей черной полосой.
  Все эти мысли про состояния, полосы и даже про секс — все они посещали парня  А еще он в очерядной раз отметил насколько бесвкусными стали сигареты. Словно он вдруг перешел на суперлегкие.
  Завтра будет поездка в город, домой. Хрть его там особо никто и не ждет, а она все же была более-менее ожидаемой. Он соскучился по городу и по тем немногим друзьям, что там остались. Он будет дома… скоро, хоть и немного.
  …Парень курил. Курил, сидя в высшей точки своего идеального одиночества. Он был один в своей голове, был один в этой квартире и был один в той части своей личности, что так нетерпела одиночества. Ей было столь важно, чтобы там кто-то был, но там никого не было. Жаль.
  Он не был даволен, не был счастлив. Он просто был сейчас здесь. Один. И это всего лишь факт.

Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment