Monthly Archives: Декабрь 2012

Какая бывает муза

Ты — рядом, и я дрожу
Я душу твою держу.
Ты — на волоске,
А я — на крючке,
Я еле дышу…
© Корсика

  В комнате было темно. Она лежала рядом, а он пытался хоть как-то унять дрожь в собственных пальцах. Так было всегда, его волновало, будоражило изнутри одно ее присутствие. Это был не страх, не неуверенность в себе, это было нечто иное. Нет, близость любой девушки могла вызвать в нем трепет, но дрожь, которую он не в силах унять умела причинять только она. Именно «причинять»: непослушные пальцы очень раздражали его, хотя бы потому что он не мог объяснить причину — сейчас по сути ничего и не происходило такого, она просто хотела массаж, а он дрожал, словно неумелый школьник, который впервые видит нагую женскую спину. И он привык к тому, что в иной раз может часами болтать с ней, по скайпу или потреблять алкоголь в количествах близких к рекордным для вечера с девушкой и при этом не испытывать и малейшего дискомфорта, а иной раз вот так вот терять голову, когда она так близко.
Она была его другом и одновременно кем-то гораздо более близким чем друг. Он не искал для нее четкого определения. Он знал, что никогда особо не представлял ее рядом с собой в роли Девушки с той самой большой буквы «Д», никогда в его мыслях не возникало желания сказать ей «люблю» в том истинном смысле, но он прекрасно понимал, что она будет занимать это Свое место в его жизни независимо от других женщин. Он не терзал себя вопросами «от чего» и «почему». Ему просто нравилось, что она есть.
Она не имела модельной внешности и наверное даже нашлись бы мужчины, которые не нашли бы в ней ничего такого. Только это не меняло сути: его притягивало к ней. Он не мог сказать что именно. Не смог бы выбрать то, что хотел бы видеть из ее внешности у другой девушки. Потому что все что у нее было: копна пышных темно-рыжих волос, небольшая, но такая нежная грудь, шикарная попа, неидеальная кожа и даже простая родинка на щеке, все это было для него особенным только в таком сочетании. Ее неповторимым образом.
Этот образ порой будил в нем самые низменные мужские инстинкты и желания и он же заставлял восхищаться ею, что и не давало зачастую выхода этим инстинктам и в корне меняло его поведение.
Здесь, наедине с ним, была ее Игра и ее Правила. Она (как и он впрочем) прекрасно знала, что она одна вольна расширять и сужать рамки до любых пределов каких захочет. Иногда полный неконтроль над ситуацией мешал ему. Он злился на себя за излишнюю мягкость. Чувствовал, что может получить больше если будет настойчивее, наглее. Но в том была суть той самой Игры, которую он сам когда-то начал и основа его восхищения ею — играть по ее Правилам. Это было в высшей мере нерезультативно, а местами мазохично и очень мучительно с его стороны — больше всего на свете в эту минуту желать сорвать с нее джинсы не смотря на все запреты и все равно этого не делать, но и удовольствия было как будто бы вдвое больше если она сама этого явно хотела.
  И каждый раз, когда она уходила, он говорил себе что в следующий раз будет тверже и даже искренне верил в это до того самого момента, когда вновь оказывался с ней в темной комнате.

Posted in Рассказы, Творчество | Leave a comment