Зарисовка десятая

 

«Слова, что грели мое сердце оказались ложью,
Все в жизни может быть…
Нам для других меняться очень сложно,
Нам проще все забыть«
© Дима 'Шизя' Широбоков
 
  Пробуждение было медленным и тяжелым. Слишком мало он спал. Слишком долго пялился в пусть и интересный сериал, слишком много ганжа успел выкурить хоть и хотел попуститься.
  До автобуса катастрофически мало времени. Так мало, что завтрак благополучно уступает утреннему душу и прочим гигиеническим радостям. Да и обилие продуктов в холодильнике не позволяет сделать хоть что-то стоящее.
  Стук в окно известил о прибытии одного очень важного (особенно сейчас человека) — друга с билетом на тот автобус, на который парень кажется уже начинал опаздывать. Еще хапка. Просто чисто с другом и в путь. Благо вещи по одной из немногих хороших привычек были собраны еще вчера.
  Он опаздывал. И это знал точно. Поэтому сильно торопился, пропустив привычное курение на остановке, хоть и очень хотелось попробовать бесвкусного, как всегда в такие моменты табака. Чувство времени было сильно нарушено. Парень не мог сказать как долго он был в пути. Однако это помогало торопиться, то есть делать все максимально быстро и при этом не кипишить. Лишний кипиш обычно только мешал.
  Он не пришел как раз вовремя. Автобус. Такой знакомый автобус, на котором он ездил не меньше десятка раз, уже стоял у платформы. Даже покурить можно было успеть. К табаку, кстати, медленно возвращался вкус, значит отпускает.
  Пару слов для девушки, которая… которая занимала весьма странное место в его жизни. Мимолетное рукопожатие с парнем, которого он видел впервые и вот он уже сидит чуть впереди них двоих и все они мчат вперед. Домой. Или точнее «домой.
  Спать не удавалось, как часто с ним бывает. Музыка, попадающая на рендоме в плеере больше бесила. Приходилось часто переключать. В полудреме он и доехал до города.
  
  Город, его впечатлил. Вепрнул куда-то в детство. Он привык к «большой земле», правда привык. Обжился, остепенился и честно называл домом ту сторону его жизни, но здесь… здесь все было иначе. Что-то родное, забытое, из детства. Правда, справедливости ради стоило сказать, что это чувство быстро пропало, сменившись апатичным ощущением одиночества и тяжелым грузом местами приятной, но в целом давящей на мозг памяти.
  С места в корьер, естественно! Ведь он приехал не домой. Старый друг, весьма легкий обед, а точнее сказать завтрак. Еще пару хапок, очевидный подъем настроения. Двор, улица и все таже компания. Сменился город, сменилось место… не меняются только лица. Пиво, гитара, регги и фристайлы. Все, как всегда.
  И тут пришла она… или Она… я уже не знаю, как правильнее. Конечно же моментально его взгляд был прикован к ней и он сам заставлял себя отворачиваться. Боже! Как он давно ее не видел. И как же она была красива. Девочка его сердца, как ни крути.
  Вся боль, злоба, обида, которую он так старательно собирал по крупицам все эти месяцы вдруг на мгновение куда-то делась и парнем овладело дикое желание прижаться к ней и зашептать: «Я не могу без тебя… не могу…».
  Она обняла его. Только как всех. В качестве приветствия. И ему показалось, что это было чуть быстрее и чуть «формальнее» чем с остальными. Она боялась как будто. Он на короткие секунды уткнулся носом в ее руку и втянул ее запах. Впрочем совершенно зря. Он потратит  потом целый вечер, но так и не вспомнит его, не сохранит в памяти. Как и еще один факт, который внезапно его заинтересовал, но в силу невнимательности он и на него не смог ответить. А так хотелось…
  Он отошел на качелю. Отделился, отгородился от общего веселья, чтобы немного подумать. Было сложно не смотреть на нее. И было сложно смотреть, ведь она была с ним. И это так раздражало парня.
  Было несложно предположить, что в голове зазвучит такой «родной» противный голос. Эта тварь всегда возвращалась в его разум, когда парень становился слабее, когда его можно уязвить. Забавно насколько изменилась суть речей гоблина, не меняя своей сути — было противно и больно:
  -Ты ведь любишь Ее… и ни хера ты не забыл. Любишь ведь!
  -Да! Да! Да, черт возьми… да и еще раз да!
  Бой своему подсознанию был в очерядной раз проигран. При такой логике не возможно было себя обмануть. Все очевидно. Можно рвать в порыве отчаяния какие угодно браслеты, можно решать все изменить, можно даже всерьез желать других девушек, но врать себе к сожалению было нельзя — он любил ее. Уже не так. Уже не хотелось рвать на себе волосы, не било в истерике, но он любил. Было бесконечно жаль чего-то… то ли себя, то ли всей этой ситуации, когда тебя пожирает безответная любовь к человеку, которому она не нужна.
  «Изменись или сдохни!» сказал он сам себе пару месяцев назад. И ему казалось, что все кончено, но нет. Нет. Вот тогда ему и удалось себя обмануть.
  День был закончен с мыслями о ней. Со всем тем богажом знаний и воспоминаний о ней и с ней связанных, которые он казалось забыл уже, но на самом деле бережно хранил в глубине соей бездонной памяти. Так глубоко, чтобы никто их не мог потревожить. Кроме нее, как оказалось.
  Он уснет, только под утро наконец дойдя до дома. А с полки насмешливо будут взирать на него два человека — мужчинна и женщина над надписью «Rasta Love».
Posted in Зарисовки, Творчество | Leave a comment